Субсидиарная ответственность учредителя унитарного предприятия

субсидиарная ответственность учредителя унитарного предприятия

Арбитражный суд Западно-Сибирского округа представил на своем сайте итоговую справку по спорам, связанным с применением статьи 10 закона «О несостоятельности (банкротстве)».

Тюменская кассация отвечает на пять вопросов, касающихся привлечения к субсидиарной ответственности, уменьшения судом ее размера по собственной инициативе, использования решения налогового органа в качестве основания привлечения к субсидиарной ответственности. Также разбирается подведомственность споров о взыскании с исполнительного органа должника-банкрота убытков и применение во времени ряда норм закона о банкротстве в редакции 2013 года.

В частности, АС ЗСО разъясняет, возможно ли привлечение к субсидиарной ответственности в случае, если имело место бездействие собственника имущества должника либо для привлечения к ответственности необходимо установление конкретных действий, которые довели предприятие до банкротства?

Согласно пункту 4 статьи 10 Закона о банкротстве, в случае банкротства должника по вине учредителей (участников) должника, собственника имущества должника – унитарного предприятия или иных лиц, в том числе по вине руководителя должника, которые имеют право давать обязательные для должника указания или имеют возможность иным образом определять его действия, на учредителей (участников) должника или иных лиц в случае недостаточности имущества должника может быть возложена субсидиарная ответственность по его обязательствам.

Пунктом 3 статьи 56 ГК РФ также установлено, что если несостоятельность (банкротство) юридического лица вызвана учредителями (участниками), собственником имущества юридического лица или другими лицами, которые имеют право давать обязательные для этого юридического лица указания либо иным образом имеют возможность определять его действия, на таких лиц в случае недостаточности имущества юридического лица может быть возложена субсидиарная ответственность по его обязательствам.

Возможность привлечения собственника имущества государственного и муниципального предприятия к субсидиарной ответственности предусмотрена также пунктом 2 статьи 7 закона «О государственных и муниципальных унитарных предприятиях», согласно которому в случае, если несостоятельность (банкротство) такого предприятия вызвана собственником его имущества на собственника при недостаточности имущества государственного или муниципального предприятия может быть возложена субсидиарная ответственность по его обязательствам.

В силу пункта 1 статьи 125 ГК РФ субъекты РФ, а также городские, сельские поселения и другие муниципальные образования выступают в отношениях, регулируемых гражданским законодательством, на равных началах с иными участниками этих отношений – гражданами и юридическими лицами.

В пункте 22 постановления Пленума Верховного суда РФ и Пленума Высшего арбитражного суда РФ от 01.07.1996 № 6/8 «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» разъяснено, что при разрешении споров, связанных с ответственностью учредителя (участников) юридического лица, признанного несостоятельным (банкротом), собственника его имущества или других лиц, которые имеют право давать обязательные для этого юридического лица указания либо иным образом имеют возможность определять его действия (часть 2 пункт 3 статьи 56 ГК РФ), суд должен учитывать, что указанные лица могут быть привлечены к субсидиарной ответственности лишь в тех случаях, когда несостоятельность (банкротство) юридического лица вызвана их указаниями или иными действиями. При обращении в суд с соответствующим требованием заявитель должен доказать, что своими действиями контролирующее лицо довело должника до банкротства, то есть до финансовой неплатежеспособности, до состояния, не позволяющего ему удовлетворить требования кредиторов по денежным обязательствам и (или) исполнить обязанность по уплате обязательных платежей в течение трех месяцев с даты, когда они должны были быть исполнены (пункт 2 статьи 3 Закона о банкротстве).

Как действие, так и бездействие являются основаниями для привлечения к субсидиарной ответственности, поскольку собственник имущества несет обязанности по отношению к созданному предприятию.

Если арбитражный суд установит обстоятельства, подтверждающие то, что неплатежеспособность предприятия наступила в результате бездействия собственника имущества, выразившееся в ненаделении предприятия имуществом для ведения уставной деятельности на праве хозяйственного ведения, в неосуществлении надлежащего контроля за его деятельностью, то это является основанием для привлечения собственника имущества должника – предприятия к субсидиарной ответственности (пункт 3 статьи 56 ГК РФ и пункт 4 статьи 10 Закона о банкротстве).

С полным текстом итоговой справки АС ЗСО по спорам, связанным с применением статьи 10 Федерального закона от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» можно ознакомиться здесь.

Обязан ли учредитель МУПа а именно администрация города нести финансовую ответственность по долгам предприятия в случае банкротства? Законны ли требование налоговых органов и кредиторов при погашение долгов МУПа возникших в ходе деятельности предприятия которые не представляется возможным погасить после реализации имущества?

Обязан ли учредитель МУПа а именно администрация города нести финансовую ответственность по долгам предприятия в случае банкротства? Законны ли требование налоговых органов и кредиторов при погашение долгов МУПа возникших в ходе деятельности предприятия которые не представляется возможным погасить после реализации имущества?

Валентин, администрация города не обязана нести финансовую ответственность по долгам предприятия в случае банкротства.

Нет не обязано, поскольку учредители не отвечают по долгам юридического лица!

Статья 56. Ответственность юридического лица

1. Юридические лица, кроме учреждений, отвечают по своим обязательствам всем принадлежащим им имуществом.

(в ред. Федерального закона от 03.11.2006 N 175-ФЗ)

(см. текст в предыдущей редакции)

2. Казенное предприятие и учреждение отвечают по своим обязательствам в порядке и на условиях, предусмотренных пунктом 5 статьи 113, статьями 115 и 120 настоящего Кодекса.

(в ред. Федерального закона от 03.11.2006 N 175-ФЗ)

(см. текст в предыдущей редакции)

3. Учредитель (участник) юридического лица или собственник его имущества не отвечают по обязательствам юридического лица, а юридическое лицо не отвечает по обязательствам учредителя (участника) или собственника, за исключением случаев, предусмотренных настоящим Кодексом либо учредительными документами юридического лица.

Если несостоятельность (банкротство) юридического лица вызвана учредителями (участниками), собственником имущества юридического лица или другими лицами, которые имеют право давать обязательные для этого юридического лица указания либо иным образом имеют возможность определять его действия, на таких лиц в случае недостаточности имущества юридического лица может быть возложена субсидиарная ответственность по его обязательствам.

п. 6 ст. 64 ГК РФ (Требования кредиторов, не удовлетворенные из-за недостаточности имущества ликвидируемого юридического лица, считаются погашенными. Погашенными считаются также требования кредиторов, не признанные ликвидационной комиссией, если кредитор не обращался с иском в суд, а также требования, в удовлетворении которых решением суда кредитору отказано) исключает ответственность учредителя перед кредиторами МУПа.

Все долги погашены внесением записи в ЕГРЮЛ о ликвидации МУПа.

Валентин, добрый день!

Согласно ст. 7 Федерального закона от 14.11.2002 г. № 161-ФЗ «О государственных и муниципальных унитарных предприятиях», унитарное предприятие несет ответственность по своим обязательствам всем принадлежащим ему имуществом.

Унитарное предприятие не несет ответственность по обязательствам собственника его имущества (Российской Федерации, субъекта Российской Федерации, муниципального образования).

Российская Федерация, субъект Российской Федерации, муниципальное образование (учредители унитарного предприятия) не несут ответственность по обязательствам государственного или муниципального предприятия, за исключением случаев, если несостоятельность (банкротство) такого предприятия вызвана собственником его имущества. В указанных случаях на собственника при недостаточности имущества государственного или муниципального предприятия может быть возложена субсидиарная ответственность по его обязательствам.

Российская Федерация, субъекты Российской Федерации или муниципальные образования несут субсидиарную ответственность по обязательствам своих казенных предприятий при недостаточности их имущества.

Только по вышеуказанным основаниям может наступить субсидиарная ответственность города (в лице администрации) по обязательствам МУПа.

Исходя из разъяснений Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, изложенных в пункте 2 Информационного письма от 27.04.2010 N 137 «О некоторых вопросах, связанных с переходными положениями Федерального закона от 28.04.2009 N 73-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации», положения Закона о банкротстве в редакции Закона N 73-ФЗ (в частности, ст. 10) и Закона о банкротстве банков в редакции Закона N 73-ФЗ (в частности, ст. ст. 4.2 и 14) о субсидиарной ответственности соответствующих лиц по обязательствам должника применяются, если обстоятельства, являющиеся основанием для их привлечения к такой ответственности (например, дача контролирующим лицом указаний должнику, одобрение контролирующим лицом или совершение им от имени должника сделки), имели место после дня вступления в силу Закона N 73-ФЗ.

Если же данные обстоятельства имели место до дня вступления в силу Закона N 73-ФЗ, то применению подлежат положения о субсидиарной ответственности по обязательствам должника Закона о банкротстве в редакции, действовавшей до вступления в силу Закона N 73-ФЗ (в частности, ст. 10), и Закона о банкротстве банков в редакции, действовавшей до вступления в силу Закона N 73-ФЗ (в частности, п. 3 ст. 9.1 и ст. 14), независимо от даты возбуждения производства по делу о банкротстве.

Поэтому по датам нужно смотреть. В Вашем случае скорее всего МУП было давно создано, поэтому обязаны.

Б. обратился в суд с иском к муниципальному предприятию (управляющей организации) о возмещении ущерба, указав, что в результате падения шифера с крыши многоквартирного дома был поврежден принадлежащий ему автомобиль. Полагал, что вред имуществу причинен по причине ненадлежащего исполнения управляющей организацией обязанности по содержанию многоквартирного дома и просил суд взыскать с ответчиков стоимость восстановительного ремонта автомобиля.

Решением суда, оставленным без изменения апелляционным определением, иск удовлетворен. С муниципального предприятия в пользу Б. взысканы денежные средства в счет возмещения ущерба и судебные издержки, в пользу экспертной организации взысканы расходы на экспертизу, постановлено, что при недостаточности у ответчика денежных средств взыскание следует производить с администрации муниципального образования.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации не согласилась с вынесенными судебными постановлениями по следующим основаниям.

Согласно положениям пп. 1, 2 ст. 113 ГК РФ унитарным предприятием признается коммерческая организация, не наделенная правом собственности на закрепленное за ней собственником имущество. Имущество государственного или муниципального унитарного предприятия находится в государственной или муниципальной собственности и принадлежит такому предприятию на праве хозяйственного ведения или оперативного управления.

В силу п. 6 этой же статьи собственник имущества унитарного предприятия, за исключением собственника имущества казенного предприятия, не отвечает по обязательствам своего унитарного предприятия. Собственник имущества казенного предприятия несет субсидиарную ответственность по обязательствам такого предприятия при недостаточности его имущества.

В соответствии с п. 2 ст. 2 Федерального закона от 14 ноября 2002 г. № 161-ФЗ «О государственных и муниципальных унитарных предприятиях» (далее – Закон о государственных и муниципальных унитарных предприятиях) в Российской Федерации создаются и действуют следующие виды унитарных предприятий:

унитарные предприятия, основанные на праве хозяйственного ведения, – федеральное государственное предприятие и государственное предприятие субъекта Российской Федерации, муниципальное предприятие;

унитарные предприятия, основанные на праве оперативного управления, – федеральное казенное предприятие, казенное предприятие субъекта Российской Федерации, муниципальное казенное предприятие.

Согласно пп. 2, 3 ст. 7 Закона о государственных и муниципальных унитарных предприятиях Российская Федерация, субъект Российской Федерации, муниципальное образование не несут ответственность по обязательствам государственного или муниципального предприятия, за исключением случаев, если несостоятельность (банкротство) такого предприятия вызвана собственником его имущества. В указанных случаях на собственника при недостаточности имущества государственного или муниципального предприятия может быть возложена субсидиарная ответственность по его обязательствам.

Российская Федерация, субъекты Российской Федерации или муниципальные образования несут субсидиарную ответственность по обязательствам своих казенных предприятий при недостаточности их имущества.

Таким образом, исходя из названных норм права субсидиарная ответственность по обязательствам унитарного предприятия возлагается на создавшее его муниципальное образование в том случае, когда унитарное предприятие основано на праве оперативного управления и является казенным.

Вместе с тем уставом муниципального предприятия предусмотрено, что оно самостоятельно осуществляет хозяйственную деятельность на основе переданного ему на праве хозяйственного ведения муниципального имущества.

Из устава также следует, что имущество закреплено собственником за предприятием на праве хозяйственного ведения, то есть предприятие создано в виде неказенного муниципального предприятия в соответствии с п. 2 ст. 2 Закона о государственных и муниципальных унитарных предприятиях.

Муниципальное образование не несет ответственность по обязательствам созданного им муниципального неказенного предприятия, за исключением случаев, если несостоятельность (банкротство) такого предприятия вызвана собственником его имущества (п. 2 ст. 7 в соответствии с п. 2 ст. 2 Закона о государственных и муниципальных унитарных предприятиях).

Для привлечения администрации муниципального образования к субсидиарной ответственности в материалах дела должны быть доказательства того, что муниципальное предприятие является несостоятельным (банкротом) и несостоятельность (банкротство) вызвана собственником этого имущества.

Поскольку материалы дела таких доказательств не содержат, вывод суда о возложении на администрацию муниципального образования субсидиарной ответственности по обязательству предприятия при недостаточности у последнего денежных средств для возмещения ущерба, причиненного автомобилю истца, признан Судебной коллегией неправильным.

п. 2 «Обзора судебной практики Верховного Суда Российской Федерации N 1 (2018)» (утв. Президиумом Верховного Суда РФ 28.03.2018)

Сен 10, 2019Колосков Дмитрий

Просмотров: 8

Привлечение муниципальных образований и государства к субсидиарной ответственности при банкротстве унитарных предприятий

И.Е. Кабанова ведущий научный сотрудник Центра поддержки и сопровождения органов местного самоуправления Высшей школы государственного управления Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации, кандидат юридических наук (г. Москва)

Ирина Евгеньевна Кабанова, kabanova-ie@ranepa.ru

Субсидиарная ответственность является одним из подвидов гражданско-правовой ответственности и представляет собой ответственность лиц, которые совместно с должником отвечают перед кредитором за надлежащее исполнение обязательств в случаях, установленных законом или договором. Субсидиарный должник не имеет своих обязательств перед кредитором, но несет гражданско-правовую ответственность за неисполнение обязательств основным должником, с которым он связан в силу прямого указания закона либо по условиям обязательства (статья 399 Гражданского кодекса Российской Федерации; далее -ГК РФ).

Закрепленная в ГК РФ конструкция субсидиарной ответственности связывает ее наступление исключительно с нарушением обязательств основным должником и обстоятельствами, за которые он отвечает, а требованию кредитора могут быть противопоставлены только имеющиеся у основного должника возражения. Однако на установление законодателем дополнительных (помимо неисправности основного должника) условий привлечения к субсидиарной ответственности влияет степень зависимости основного должника от субсидиарного. Дополнительный (субсидиарный) характер ответственности заключается в том, что субсидиарный должник обязывается к восстановлению нарушенного субъек-

тивного права вместо основного должника на основании закона либо условий договора вне зависимости от правовой оценки его собственного поведения, в связи с чем субсидиарная ответственность может рассматриваться как в качестве санкции за правонарушение, так и в качестве обеспечительного механизма исполнения обязательств.

В российском гражданском законодательстве реализован принцип самостоятельной ответственности юридических лиц по своим обязательствам с установлением отдельных исключений из этого правила, связанных со спецификой организационно-правовой формы юридического лица либо с усилением гарантий защиты имущественных прав кредиторов юридического лица (см. ).

К исключениям из этого общего правила относятся основания применения субсидиарной ответственности муниципальных образований по обязательствам юридических лиц, собственником имущества которых они являются, а именно муниципальных унитарных предприятий.

Особенности привлечения муниципальных образований к субсидиарной ответственности отмечались в постановлениях Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 22 июня 2006 года № 21 «О некоторых вопросах практики рассмотрения арбитражными судами споров

с участием государственных и муниципальных учреждений, связанных с применением статьи 120 ГК РФ», от 22 июня 2006 года № 23 «О некоторых вопросах применения арбитражными судами норм Бюджетного кодекса Российской Федерации» и от 22 июня 2006 года № 24 «О применении к государственным (муниципальным) учреждениям пункта 2 статьи 1 Федерального закона «О размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд» и статьи 71 Бюджетного кодекса Российской Федерации».

Пунктом 2 статьи 7 Федерального закона от 14 ноября 2002 года № 161-ФЗ «О государственных и муниципальных унитарных предприятиях» (далее — Закон о МУП) предусматривается, что собственник имущества, переданного в хозяйственное ведение унитарного предприятия, не несет ответственности по обязательствам этого предприятия, за исключением случаев, если несостоятельность предприятия вызвана действиями собственника.

Нормой пункта 4 статьи 10 Федерального закона от 26 октября 2002 года № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее — Закон о банкротстве) ранее устанавливалось, что собственник имущества, переданного унитарному предприятию, может быть привлечен к субсидиарной ответственности за долги предприятия, если средств должника недостаточно, а несостоятельность вызвана деятельностью собственника. Впоследствии нормы Закона о банкротстве распространили субсидиарную ответственность на так называемых контролирующих лиц, к которым относятся любые лица, имеющие либо имевшие в течение менее чем двух лет до принятия арбитражным судом заявления о признании должника банкротом право давать обязательные для исполнения должником указания или возможность иным образом определять действия должника. Если ущерб причинен кредиторам вследствие указаний контролирующих должника лиц, такие лица

в случае недостаточности имущества должника несут субсидиарную ответственность по его обязательствам. Презюмируется, что несостоятельность юридического лица вызвана действиями контролирующих лиц, если сделка или одобрение сделки должника таким лицом нарушает имущественные права кредиторов. Контролирующее должника лицо не несет субсидиарной ответственности, если докажет, что его вина в признании должника несостоятельным отсутствует. Контролирующее лицо не считается виновным, если может доказать, что действовало разумно и добросовестно в интересах должника.

Положения пункта 4 статьи 10 Закона о банкротстве корреспондируют абзацу 2 пункта 3 статьи 56 ГК РФ, устанавливающему, что субсидиарная ответственность может быть возложена на лиц, которые имеют право давать юридическому лицу обязательные указания или иным образом имеют возможность определять его действия, если несостоятельность юридического лица вызвана такими лицами, а имущества юридического лица недостаточно. Ответственность контролирующих должника лиц является гражданско-правовой, в связи с чем возложение на учредителя обязанности нести субсидиарную ответственность осуществляется по правилам статьи 15 ГК РФ.

Необходимым условием для возложения субсидиарной ответственности по обязательствам должника на учредителя, участника или иных лиц, которые имеют право давать обязательные для должника указания либо имеют возможность иным образом определять его действия, является наличие причинно-следственной связи между действиями таких лиц и банкротством должника. Подтвердить ее существование довольно проблематично, что подтверждается материалами судебной практики.

Так, например, истцу не удалось доказать, что именно администрация муниципального образования своими действиями по отчуждению имущества и занижению и несвоевременному утверждению тарифов

на услуги должника довела его до банкротства (см. ). По мнению заявителя, МУП «Водоканал» был признан банкротом в результате действий собственника имущества, который изымал из хозяйственного ведения должника имущество, необходимое для нормальной экономической деятельности, а также не устанавливал экономически обоснованные тарифы на водоснабжение и водоотведение. Однако в результате рассмотрения дела судом было установлено, что на основании постановлений главы муниципального образования «Город Воркута» у МУП «Водоканал» действительно изымалось имущество в пользу казны муниципального образования, но действия по изъятию имущества были совершены задолго до подачи заявления о признании МУП «Водоканал» банкротом. Иные доказательства того, что банкротство МУП «Водоканал» явилось следствием указанных действий собственника, представлены не были, в связи с чем в удовлетворении требования о привлечении муниципального образования в лице его администрации к субсидиарной ответственности по обязательствам должника и о взыскании с нее за счет казны муниципального образования убытков было отказано.

Если изъятие муниципального имущества не являлось препятствием к осуществлению муниципальным унитарным предприятием своей уставной деятельности, а убыточность деятельности была связана с ее неэффективностью, но не с действиями учредителя, поскольку последним проводились необходимые проверки и давались указания, направленные на восстановление платежеспособности предприятия, которые не исполнялись его руководством, наличие причинно-следственной связи между действиями администрации муниципального образования и банкротством муниципального унитарного предприятия не выявляется, основания для привлечения муниципального образования к субсидиарной ответственности также отсутствуют (см., например, ).

При наличии подтвержденной причинно-следственной связи между действиями собственника муниципального имущества и банкротством муниципального унитарного предприятия требования о привлечении муниципального образования к субсидиарной ответственности по обязательствам муниципального предприятия — банкрота удовлетворяются полностью либо в части, поскольку размер субсидиарной ответственности определяется с учетом отчета об оценке имущества, возвращения части имущества в конкурсную массу (см. ).

Доказательством причинно-следственной связи между действиями собственника имущества и банкротством юридического лица может являться анализ финансового состояния должника, демонстрирующий существенное снижение выручки после изъятия имущества в казну муниципального образования. Несмотря на то, что по одному из споров администрация муниципального образования отмечала разумность и добросовестность своих действий в интересах должника и кредиторов, поскольку списание вышедших из строя и нефункцио-нирующих сетей теплоснабжения, а также изъятие нефункционирующей котельной не повлияли на финансово-хозяйственную деятельность предприятия и не могли повлечь его банкротство, цифры свидетельствовали об обратном — до изъятия котельной выручка должника составляла более 16 миллионов рублей, после изъятия — около 5 миллионов рублей, в связи с чем судом был сделан вывод о наличии оснований для привлечения муниципального образования к субсидиарной ответственности (см. ). Судом были приняты во внимание период образования задолженности перед кредиторами, финансовое положение должника на момент изъятия указанного имущества, осведомленность администрации о наличии неисполненных должником обязательств, о возможности за счет изъятого имущества проводить расчеты с кредиторами, а также перечисление администрацией денежных

средств, произведенное муниципальным образованием отдельным кредиторам.

Отечественная судебная практика установила, что для привлечения собственника к субсидиарной ответственности по долгам унитарного предприятия требуются причинная связь между действиями собственника и несостоятельностью унитарного предприятия и вина собственника (см. ). Следовательно, здесь имеет место презумпция невиновности муниципального образования и привлечение его к ответственности только при наличии вины, так как в таких случаях требуется установление причинной связи между изъятием имущества и несостоятельностью юридического лица и вины собственника имущества юридического лица, что несвойственно для иных случаев привлечения к ответственности публичных субъектов (государства и муниципальных образований), когда они должны нести ответственность за причиненный вред при отсутствии вины.

Также вопросы привлечения публично-правовых образований к субсидиарной ответственности при банкротстве созданных ими предприятий не раз рассматривались Европейским Судом по правам человека.

Основным критерием, по которому Европейский Суд оценивает обоснованность привлечения к ответственности публичного собственника, выступает степень институциональной и оперативной независимости унитарного предприятия от публичного собственника (см. ). В подобных делах Европейский Суд учитывает целый ряд факторов, таких как правовой статус организации по внутреннему национальному праву, права, которыми наделяется организация, природа и сфера деятельности организации, а также контекст, в котором такая деятельность осуществляется, организационная и функциональная независимость, ни один из которых, взятый в отдельности, не может иметь решающего значения (см. ).

Ссылки на действующее национальное законодательство, ограничивающее от-

ветственность публичного собственника за долги унитарных предприятий, на самостоятельный правовой статус таких предприятий, на наличие вины самого предприятия в возникновении состояния неплатежеспособности не принимаются Европейским Судом во внимание как не влияющие на сформировавшуюся прецедентную практику применения положений Конвенции о защите прав человека и основных свобод и Протокола № 1 к ней (см. ). По мнению Европейского Суда, правовой статус предприятия, приобретенный в соответствии с национальным законодательством, хотя и является важным фактором, но не имеет решающего значения при установлении ответственности государства по долгам предприятия.

Европейский Суд установил, что юридические лица могут считаться «правительственными организациями», если они выполняют определенные публичные обязанности под надзором государственных органов или являются публичными предприятиями, действующими в различных сферах государственной деятельности (см. ). Для отнесения конкретного юридического лица к категории «правительственные организации» должны быть приняты во внимание его правовой статус, права, которые предоставляются ему этим статусом, характер осуществляемой деятельности и контекст, в котором она осуществляется, а также степень независимости юридического лица от органов публичной власти.

В постановлении по делу «Лисейцева и Маслов против России» Европей ски й Суд подробно рассмотрел вопрос об ответственности государства по долгам муниципальных унитарных предприятий, проходящих процедуру банкротства, в контексте неудовлетворения требований работников-кредиторов, основанных на судебных решениях по искам к таким предприятиям, а также вопрос о наличии в российском законодательстве эффективных средств правовой защиты в такой ситуации (см. ).

Несмотря на то что унитарное предприятие, как и любое коммерческое юридическое лицо, создается с целью получения прибыли, имеет некоторую степень независимости в управлении переданным им имуществом и доходами от деятельности, как правило, не получает бюджетного финансирования и самостоятельно в принятии ряда решений, в том числе о судебной защите закрепленного за ним имущества, Европейский Суд пришел к выводу о том, что рассматриваемые предприятия не обладали достаточной степенью независимости от государства, так как последнее осуществляло контроль за соблюдением уставных целей, за использованием и распоряжением закрепленным за предприятиями имуществом, а также обладало иными значимыми полномочиями в отношении создания, управления, реорганизации и ликвидации унитарных предприятий.

Специфический статус органов местного самоуправления в национальном праве сам по себе не может исключать ответственности государства по долгам муниципальных предприятий, поскольку в вопросах толкования Конвенции Европейский Суд не связан категориями национального права, поэтому правовым терминам придается автономное значение, которое зачастую может не совпадать с тем, которое тот или иной термин имеет в национальном праве государств-участников. В случае с органами местного самоуправления Европейский Суд, в частности, указывал, что они формируются местным населением, обладают широким кругом полномочий в различных сферах жизни и, даже если эти полномочия заметно ограничены по сравнению с региональными или федеральными органами власти, они не могут быть охарактеризованы иначе как «публичные» с точки зрения Конвенции (см. ).

Рассматривая указанные дела, Европейский Суд не нашел достаточных оснований для вывода о том, что государство несет ответственность за все муниципальные унитарные предприятия, но нашел основания

для такого вывода в отношении тех конкретных муниципальных унитарных предприятий, о которых идет речь в жалобах заявителей. Причем важно отметить, что к ответственности было привлечено именно государство, а не муниципальное образование — собственник имущества муниципального унитарного предприятия.

Однако решение о привлечении публично-правовых образований к ответственности в связи с банкротством унитарных предприятий не является абсолютной практикой Европейского Суда. Так, в деле со сходной фабулой «Самсонов против России» (см. ) Европейский Суд не нашел оснований для вывода о том, что государство несет ответственность перед сотрудниками конкретного сельскохозяйственного предприятия, поскольку ни устав этого предприятия, ни доказательства по делу не свидетельствуют о том, что оно имело какой-либо особый статус в связи с выполнением функций публичной власти. Предприятие было институционально и опера-ционно независимо от государства, и при рассмотрении жалобы не было представлено никаких доказательств того, что государство вмешивалось в управление предприятием. Заявитель не утверждал, что государство было причастно к банкротству предприятия, захватило его имущество или давало через свои органы обязательные указания, которые привели бы к убыткам (в отличие от дел Лисейцевой и Маслова), и банкротство предприятия не являлось результатом просчетов в управлении со стороны публичного собственника.

Муниципальные унитарные предприятия, образованные на праве хозяйственного ведения, в принципе могут обладать некоторой степенью юридической и экономической независимости. Тем не менее национальное законодательство предоставляет собственникам имущества таких предприятий обширные возможности по осуществлению контроля в отношении ключевых аспектов их деятельности, при этом степень эффективности контроля со стороны пу-

бличного собственника может изменяться в зависимости от сферы деятельности предприятия. Если муниципальное унитарное предприятие не имеет достаточной институциональной и оперативной независимости от муниципалитета, то муниципальное образование или государство должно привлекаться к субсидиарной имущественной ответственности, несмотря на то, что муниципальное унитарное предприятие является самостоятельным юридическим лицом.

В целом, следует отметить, что Европейский Суд усматривает наличие институциональной и операционной зависимости от публичного собственника в том случае, если унитарное предприятие действует в сфере коммунального хозяйства и реализует свою продукцию или услуги по устанавливаемым тарифам и ценам (муниципальные унитарные предприятия в сфере водоснабжения, теплоснабжения, транспортного обслуживания, ремонта и обслуживания муниципального жилого фонда (см., например, . В этом деле в пользу заявительницы с муниципального образования было взыскано 60 729 рублей и предписано починить крышу дома заявительницы). В остальных случаях Европейский Суд, как правило, не находит достаточных оснований для привлечения публично-правового образования к субсидиарной ответственности при банкротстве унитарного предприятия. В российской судебной практике вопрос о привлечении публичных собственников к субсидиарной ответственности при банкротстве муниципальных унитарных предприятий также решается неоднозначно — в зависимости от установления причинно-следственной связи между действиями собственника и банкротством предприятия и иных обстоятельств дела, выявляемых в каждом конкретном случае.

ЛИТЕРАТУРА И ИНФОРМАЦИОННЫЕ

ИСТОЧНИКИ

1. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая) : Федеральный закон от 30 ноября 1994 года № 51-ФЗ // Собрание законодательства Российской

Федерации, 1994, № 32, ст. 3301.

2. Габов А. В., Оболонкова Е. В., Глазко-ва М. Е. Вопросы ответственности государства по обязательствам учрежденных им юридических лиц в российском законодательстве и практике Европейского Суда // Гражданское право и современность: сборник статей, посвященный памяти М.И. Брагинского / С. С. Алексеев, Ф. О. Богатырев, Б. А. Булаевский ; под ред. В. Н. Ли-товкина, К. Б. Ярошенко / Институт законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве Российской Федерации. М. : Статут, 2013. 766 с. Доступ из справочной правовой системы «Консультант Плюс».

3. О некоторых вопросах практики рассмотрения арбитражными судами споров с участием государственных и муниципальных учреждений, связанных с применением статьи 120 ГК РФ : постановление Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 22 июня 2006 года № 21 // Вестник Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. 2006. № 8.

4. О некоторых вопросах применения арбитражными судами норм Бюджетного кодекса Российской Федерации : постановление Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 22 июня 2006 года № 23 // Вестник Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. 2006. № 8.

5. О некоторых вопросах практики рассмотрения арбитражными судами споров с участием государственных и муниципальных учреждений, связанных с применением статьи 120 ГК РФ : постановление Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 22 июня 2006 года № 21 // Вестник Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. 2006. № 8.

6. О государственных и муниципальных унитарных предприятиях : Федеральный закон от 14 ноября 2002 года № 161-ФЗ // Собрание законодательства Российской Федерации, 2002, № 48, ст. 4746.

7. О несостоятельности (банкротстве) : Федеральный закон от 26 октября 2002 года № 127-ФЗ // Собрание законодатель-

ства Российской Федерации, 2002, № 43, ст. 4190.

8. Определение Верховного Суда Российской Федерации от 9 января 2018 года № 301-ЭС17-19654 по делу № А29-1633/2011. Доступ из справочной правовой системы «Консультант Плюс».

9. Постановление Арбитражного суда Волго-Вятского округа от 2 октября 201 7 года № Ф01 -3944/201 7 по делу № А29-1633/2011. Доступ из справочной правовой системы «Консультант Плюс».

10. Постановление Арбитражного суда Московского округа от 29 января 2018 года № Ф05-1 0962/201 4 по делу № А41 -28960/2012. Доступ из справочной правовой системы «Консультант Плюс».

1 1 . Постановление Арбитражного суда Уральского округа от 23 января 2018 года № Ф09-8002/17 по делу № А50-17769/2014. Доступ из справочной правовой системы «Консультант Плюс».

12. Постановление Арбитражного суда Уральского округа от 6 июля 201 7 года № Ф09-3065/17 по делу № А76-811/2014. Доступ из справочной правовой системы «Консультант Плюс».

13. Решение Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 1 9 апреля 2013 года по делу № ВАС-5058/13. Доступ из справочной правовой системы «Консультант Плюс».

14. Постановление Европейского Суда от 25 сентября 2008 года по делу «Шафранов против Российской Федерации». Доступ из справочной правовой системы «Консультант Плюс».

15. Постановление Европейского Суда от 4 апреля 2006 года по делу «Лисянский против Украины». Доступ из справочной правовой системы «Консультант Плюс».

16. Постановление Европейского Суда от 22 февраля 2005 года по делу «Шаренок против Украины». Доступ из справочной правовой системы «Консультант Плюс».

17. Воробьева Н. Н., Зезекало А. Ю. Субсидиарная ответственность государства по долгам унитарных предприятий в практике

Европейского Суда по правам человека. Комментарий к постановлению от 9 октября 2014 года по делу «Лисейцева и Маслов против России» // Сравнительное конституционное обозрение. 2015. № 3.

18. Конвенция о защите прав человека и основных свобод (заключена в городе Риме 4 ноября 1950 года) // Собрание законодательства Российской Федерации, 2001, № 2, ст. 163.

19. Постановление Европейского Суда от 22 февраля 2005 года по делу «Ново-селецкий против Украины» (Novoseletskiy v. Ukraine), жалоба № 47148/99. Доступ из справочной правовой системы «Консультант Плюс».

20. Постановление Европейского Суда от 27 июля 2004 года по делу «Ромашов против Украины» (Romashov v. Ukraine), жалоба № 67534/01, § 46-47. Доступ из справочной правовой системы «Консультант Плюс».

21. Постановление Европейского Суда от 15 декабря 2005 года по делу «Кучеренко против Украины» (Kucherenko v. Ukraine), жалоба № 27347/02. Доступ из справочной правовой системы «Консультант Плюс».

22. Сучкова М. А. Лисейцева и Маслов (Liseytseva and Maslov) против России: ответственность государства по долгам унитарных предприятий. Постановление Европейского Суда по правам человека от 9 октября 2014 года // Международное правосудие. 2015. № 1.

23. Постановление Европейского Суда от 12 февраля 2013 года по делу «Дзугае-ва против России» (Dzugayeva v. Russia), жалоба № 44971/04. Доступ из справочной правовой системы «Консультант Плюс».

24. Решение Европейского Суда от 18 сентября 2014 года по делу «Самсонов против России» (Samsonov v. Russia), жалоба № 2880/10. Доступ из справочной правовой системы «Консультант Плюс».

25. Постановление Европейского Суда от 18 сентября 2008 года по делу «Ляцкая против России» (Lyatskaya v. Russia), жалоба № 33548/04. Доступ из справочной правовой системы «Консультант Плюс».

Обзор по обобщению практики рассмотрения Десятым арбитражным апелляционным судом споров, связанных с применением субсидиарной ответственности в порядке ст. 129 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)», ст. 399 Гражданского кодекса Российской Федерации.

В соответствии с планом работы Десятого арбитражного апелляционного суда на I полугодие 2010 года обобщена судебная практика рассмотрения споров, связанных с применением субсидиарной ответственности в порядке ст. 129 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)», ст. 399 Гражданского кодекса Российской Федерации.
В настоящем обзоре использованы постановления Десятого арбитражного апелляционного суда по конкретным делам за период с января 2009 года по март 2010 года.

Исполнитель:

Н.В. Винникова

1. Привлечение к субсидиарной ответственности муниципального образования невозможно при отсутствии доказательств наличия связи между его действиями по изъятию из хозяйственного ведения  муниципального имущества муниципального предприятия и банкротством данного предприятия. 1.1

А41-14335/09 от 20 ноября 2009 года (Г.Т. Минкина, К.И. Демидова, Н.В. Диаковская).Конкурсный управляющий муниципального унитарного предприятия «Тепловые сети» (далее — МУП «Тепловые сети») обратился в Арбитражный суд Московской области с исковым заявлением о взыскании с муниципального образования «Клинский район Московской области» в субсидиарном порядке денежных средств.
Суд отказал в удовлетворении исковых требований.
Не согласившись с решением суда, истец подал апелляционную жалобу, в которой просит указанное решение отменить.

Суд апелляционной инстанции не нашел оснований для отмены решения суда первой инстанции.

МУП «Тепловые сети» создано на основании постановления Главы Клинского района от 25.01.2001г.

     Согласно п.п.1.6, 1.7  Устава МУП «Тепловые сети» учредителем и собственником  имущества предприятия является муниципальное образование «Клинский  район Московской области», правомочия собственника имущества предприятия осуществляет Комитет по управлению
имуществом Клинского района Московской области.
     Решением Арбитражного суда Московской области от 18 мая 2006 г. МУП «Тепловые сети» признано несостоятельным (банкротом), в отношении должника открыто конкурсное производство.
Согласно ч.2 ст.7 Федерального закона №161-ФЗ от 14.11.2002 г. «О государственных и муниципальных предприятиях» Российская Федерация, субъект Российской Федерации, муниципальное образование не несут ответственность по обязательствам государственного или муниципального предприятия, за исключением случаев, если несостоятельность (банкротство) такого предприятия вызвана собственником его имущества.
     Истец  просил  арбитражный суд привлечь  муниципальное образование  «Клинский район Московской области»  к субсидиарной ответственности и взыскать  с него на основании ст.7 ФЗ «Об унитарных предприятиях» денежные средства с целью удовлетворения требований кредиторов.
         Суд первой инстанции, отказал в удовлетворении исковых требований, сославшись на то, что МУП «Тепловые сети» с целью  снижения налогового бремени при наличии финансовых сложностей просило собственника имущества изъять у него это имущество и передать на праве аренды.
     Распоряжениями № 158-р от 20.08.2002 г., № 34-р от 22.09.2004 г., № 39-р от 01.04.2004 г. Комитет по управлению имуществом Администрации Клинского района Московской области изъял из хозяйственного ведения МУП «Тепловые сети»   — муниципальное имущество. При этом в п.4 распоряжения № 39-р на МУП «Имущественный комплекс Клинского района» была возложена  обязанность заключить с МУП «Тепловые сети» договор аренды на движимое и недвижимое имущество.

Апелляционным судом установлено, что дело о несостоятельности (банкротстве) было возбуждено в отношении МУП «Тепловые сети» в 2005 году.  
     Из бухгалтерского  баланса МУП «Тепловые сети» усматривается, что  по состоянию на 1 января 2005 г. на балансе  предприятия числились основные средства.  
     Кроме того, на основании договора  аренды между муниципальным образованием «Клинский район Московской области» и МУП «Тепловые сети», в аренду истцу был передан имущественный комплекс для осуществления  хозяйственной деятельности, находящийся у него в аренде до настоящего времени.

         Согласно п.5 ст.129 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» размер ответственности лиц, привлекаемых к субсидиарной ответственности в соответствии с настоящим пунктом, определяется, исходя из границы между размером требований кредиторов, включенных в реестр требований кредиторов, и денежными средствами, вырученными от продажи имущества должника или замещения активов организации-должника.
          Доказательств реализации имеющегося у муниципального предприятия имущества в материалы дела не представлены.
Апелляционный суд поддерживает выводы суда первой инстанции, который правомерно  отказал в удовлетворении требований истца  о привлечении муниципального образования «Клинский район Московской области» к субсидиарной ответственности,  указав на недоказанность со стороны истца наличия связи между действиями Администрации Клинского  района  по изъятию имущества у МУП «Тепловые сети» и банкротством этого  предприятия.

1.2 А41-7304/09 от 11 августа 2009 года (В.П. Быков, Э.Р. Исаева, С.В. Мальцев).Конкурсный управляющий МУП ОЖХ  «Протон» обратился в Арбитражный суд Московской области с иском к Администрации г. Серпухов о привлечении Администрации г. Серпухова к субсидиарной ответственности за долги МУП ОЖХ «Протон».

     Суд отказал в удовлетворении исковых требований.
     Не согласившись с решением арбитражного суда первой инстанции, конкурсный управляющий подал апелляционную жалобу, в которой просит указанное решение отменить.
     Апелляционный суд поддерживает выводы суда первой инстанции.
     
     Изъятие имущества из хозяйственного ведения МУП ОЖХ «Протон»  было осуществлено на основании постановлений главы города Серпухова Московской области от 18.02.2005г № 260, от 28.06.2005г. № 1037, от 03.03.2006г № 344.
     Заявление конкурсного управляющего о признании недействительными  указанных выше постановлений главы города Серпухов решением Арбитражного суда Московской области оставлены без удовлетворения.
     В заседании арбитражного апелляционного суда установлено, что кредиторская задолженность МУП ОЖХ «Протон» существовала ещё до изъятия имущества из его хозяйственного ведения.
     Результатами проведенного финансового анализа должника установлено, что восстановление его платежеспособности и погашение образовавшейся кредиторской задолженности перед налоговым органом, невозможно, в связи с чем, решением АС МО от 31.07.2008г. МУП ОЖХ «Протон» признано несостоятельным (банкротом), в отношении должника открыто конкурсное производство.
     В материалах дела не имеется доказательств, подтверждающих, что действия ответчика по изъятию имущества из хозяйственного ведения МУП ОЖХ «Протон» привели к возникновению у него кредиторской задолженности, таким образом, установлено отсутствие причинно-следственной связи между действиями ответчика и признанием МУП ОЖХ «Протон» банкротом.
     
     Постановлением № КГ-А41/10096-09 от 30 сентября 2009 г. Федеральный арбитражный суд Московского округа оставил решение суда первой инстанции и постановление суда апелляционной инстанции без изменения.

2. Привлечение к субсидиарной ответственности собственника имущества возможно только при условии недостаточности денежных средств у основного должника по договорным обязательствам.

 

А 41-18879/09 от 07 октября 2009 года (С.В. Боровикова, Е.В. Черникова, С.К. Ханашевич)Общество с ограниченной ответственностью Частное охранное предприятие «Дон и К» (далее — ООО ЧОП, общество) обратилось в Арбитражный суд Московской области (далее АС МО) с иском о взыскании с Муниципального учреждения «Тучковская районная больница» Управления здравоохранения Администрации Рузского муниципального района (далее — МУ «Тучковская районная больница»), Администрации Рузского муниципального района Московской области задолженности по оплате оказанных услуг по муниципальным контрактам.

Суд удовлетворил требования в полном объеме, решил, при недостаточности денежных средств взыскание произвести с субсидиарного должника — муниципального образования «Рузский муниципальный район Московской области» (собственник имущества) в лице Администрации Рузского муниципального района за счет казны муниципального образования.
Не согласившись с решением суда Администрация Рузского муниципального района Московской области, обратилась в Десятый арбитражный апелляционный суд с апелляционной жалобой, в которой просит решение отменить и принять новый судебный акт.

Суд апелляционной инстанции не нашел оснований для отмены решения суда первой инстанции.

Между МУ «Тучковская районная больница» (заказчик) и ООО ЧОП «Дон и К» (исполнитель) был заключен муниципальный контракт о предоставлении охранных услуг.

Истец исполнил обязательства по муниципальным контрактам №1 и №3, что подтверждается приемо-сдаточными актами.
     Согласно актам сверки взаиморасчетов, по контрактам имелась задолженность, которая не была погашена.
МУ «Тучковская районная больница» является муниципальным бюджетным учреждением, и в результате заключенных муниципальных контрактов у муниципального образования «Рузский муниципальный район Московской области» возникли расходные обязательства по оплате услуг, оказанных истцом.
В соответствии с ч.2 ст. 120 ГК РФ учреждение отвечает по своим обязательствам находящимися в его распоряжении денежными средствами. При недостаточности указанных денежных средств субсидиарную ответственность по обязательствам такого учреждения несет собственник его имущества.      До предъявления требований к лицу, которое в соответствии с законом, иными правовыми актами или условиями обязательства несет ответственность дополнительно к ответственности другого лица, являющегося основным должником (субсидиарную ответственность), кредитор должен предъявить требование к основному должнику (ст. 399 ГК РФ).        Согласно п. 10 ст. 158 Бюджетного кодекса РФ по искам, предъявляемым в порядке субсидиарной ответственности к муниципальному образованию по обязательствам созданных муниципальных учреждений, от имени муниципального образования выступает главный распорядитель средств бюджета муниципального образования.
Апелляционный суд поддерживает выводы суда первой инстанции, который правомерно посчитал основным должником МУ «Тучковская районная больница», а субсидиарную ответственность возложил на  Муниципальное образование Рузский муниципальный район Московской области за счет средств муниципальной казны.

3. Взыскание  в порядке субсидиарной ответственности суммы долга по обязательствам должника перед кредиторами невозможно при отсутствии доказательств подтверждающих, что в действиях ответчика содержится состав правонарушения, необходимый для возложения на него субсидиарной ответственности  по обязательствам юридического лица, признанного банкротом.3.1

А41-10761/09 от 01 октября 2009 года (В.П. Быков, С.В. Мальцев, В.П. Мизяк).Конкурсный управляющий МУП «Высоковское жилищно-коммунальное хозяйство» обратился в Арбитражный суд Московской области с исковым заявлением о возложении субсидиарной ответственности на Муниципальное образование «Клинский район Московской области» и взыскании с него в порядке субсидиарной ответственности суммы по обязательствам должника перед кредиторами.
Суд отказал в удовлетворении иска.
Не согласившись с данным судебным актом, конкурсный управляющий подал апелляционную жалобу, в которой просит отменить решение суда первой инстанции и принять по делу новый судебный акт об удовлетворении исковых требований.

В обоснование исковых требований истец ссылается на п.3 ст.56, ст.399 ГК РФ, п.4 ст.10, п.5 ст.129 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)», а также на то, что действия  ответчика, выразившиеся в изъятии у предприятия всего имущества, часть из которого передана другому юридическому лицу, повлекли за собой банкротство должника.

     МУП «Высоковское ЖКХ» создано на основании постановления Главы Клинского района.
     Учредителем предприятия является Муниципальное образование «Клинский район Московской области» в лице Комитета по управлению имуществом. Имущество предприятия является муниципальной собственностью Клинского района и принадлежит МУП «Высоковское ЖКХ» на праве хозяйственного ведения.
      Распоряжением Комитета по управлению имуществом Администрации Клинского района Московской области, из хозяйственного  ведения истца было изъято часть имущества по инициативе генерального директора истца в 2004г. и передано МУП «Имущественный комплекс Клинского района». Впоследствии имущество  было передано истцу по договору аренды основных средств.
     Решением АС МО от 27.06.2006г. МУП «Высоковское ЖКХ» признано несостоятельным (банкротом).
     Апелляционному суду не представлены доказательства того, что Муниципальное  образование «Клинский район Московской области» давало предприятию обязательные для исполнения указания, зная, что вследствие этого наступит банкротство предприятия.
Конкурсный управляющий МУП «Высоковское жилищно-коммунальное хозяйство» не доказал и не представил в материалы дела надлежащих доказательств, подтверждающих наличие в действиях ответчика состава правонарушения, необходимого для возложения на него субсидиарной ответственности по обязательствам юридического лица, признанного банкротом.

Постановлением Федерального арбитражного суда Московского округа  от 29 декабря 2009 г. N КГ-А40/14069-09 решение Арбитражного суда Московской области и постановление Десятого арбитражного апелляционного суда оставлено без изменений.

3.2 А41-21633/09 от 22 января 2010 года (В.П. Быков, Э.Р. Исаева, Н.Н. Катькина).Конкурсный управляющий муниципального унитарного предприятия «Производственного объединения жилищно-коммунального хозяйства Коломенского района» (далее — МУП «ПО ЖКХ Коломенского района» Московской области) обратился в Арбитражный суд Московской области с исковым заявлением, с учетом уточнения суммы иска, к Муниципальному образованию Коломенский район Московской области в лице Администрации Коломенского Муниципального района о взыскании в порядке субсидиарной ответственности с муниципального образования Коломенский район Московской области за счет казны муниципального образования денежных средств.

Решением суда от 03 ноября 2009 года в удовлетворении иска отказано. Не согласившись с решением суда, конкурсный управляющий обратился с апелляционной жалобой в Десятый арбитражный апелляционный суд.

     МУП «ПО ЖКХ Коломенского района» было создано на основании Постановления Главы муниципального образования «Коломенский район Московской области».   В соответствии с договором от 31.08.2004г. «О закреплении за МУП  «ПО ЖКХ Коломенского района» имущества на праве хозяйственного ведения» за истцом на праве хозяйственного ведения было закреплено имущество, часть которого было изъято из хозяйственного ведения в муниципальную нефинансовую казну.

      Решением АС МО от 13.03.2008г. МУП  «ПО ЖКХ Коломенского района» признано несостоятельным (банкротом).
     Изъятие имущества из хозяйственного ведения истца было осуществлено в связи с прекращением срока действия договора от 31.08.2004г. «О закреплении за МУП  «ПО ЖКХ Коломенского района имущества на праве хозяйственного ведения» и отсутствием государственной регистрации указанного права хозяйственного ведения, что подтверждает правомерность отчуждения имущества  и его передачу третьему лицу.
     Истец не представил в материалы дела доказательств, подтверждающих наличие в действиях ответчика состава правонарушения, необходимого для возложения на него субсидиарной ответственности по обязательствам юридического лица, признанного банкротом.
     

3.3 А41-28128/09 от 17 февраля 2010 года (В.П. Быков, Н.Н. Катькина, С.В. Мальцев).Конкурсный управляющий муниципального унитарного предприятия жилищно-коммунального хозяйства Сергиево-Посадского района Московской области «Богородское» (далее МУП ЖКХ «Богородское») обратилась в Арбитражный суд Московской области (далее — АС МО) с исковым заявлением к Муниципальному образованию Сергиево Посадский район Московской области о привлечении к субсидиарной ответственности по обязательствам МУП ЖКХ «Богородское» с участием в деле ООО «Молпродсервис» в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельные требования относительно предмета спора.

Решением АС МО в удовлетворении иска отказано.
Не согласившись с решением суда, конкурсный управляющий МУП ЖКХ «Богородское» обратилась с апелляционной жалобой, в которой просит его отменить.

МУП ЖКХ «Богородское» было создано в соответствии с Постановлением Главы Сергиево-Посадского района. В соответствии с договором о передаче в хозяйственное ведение муниципального имущества, решением Комитета по управлению имуществом Администрации Сергиево-Посадского муниципального района от 01.12.2000г. и Актом приема-передачи основных средств от 22.01.2001г. С баланса Администрации пос. Богородское на баланс МУП ЖКХ «Богородское» было передано здание торгового центра в пос. Богородское.

     Из разъяснений, содержащихся в п. 22 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 1 июля 1996 года N 6/8 «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации», следует, что при разрешении споров, связанных с ответственностью учредителей (участников) юридического лица, признанного несостоятельным (банкротом), собственника его имущества или других лиц, которые имеют право давать обязательные для этого юридического лица указания либо иным образом имеют возможность определять его действия (часть 2 пункта 3 статьи 56), необходимо учитывать, что указанные лица могут быть привлечены к субсидиарной ответственности лишь в тех случаях, когда несостоятельность (банкротство) юридического лица вызвана их указаниями или иными действиями.
     Определением АС МО от 23 октября 2007 года утверждено мировое соглашение, заключенное между ООО «Молпродсервис» и Муниципальным образованием «Сергиево-Посадский район» Московской области, по условиям которого Муниципальное образование «Сергиево-Посадский район» Московской области передало в собственность ООО «Молпродсервис» здание торгового центра.
     Решением АС МО от 26.09.2006г. МУП ЖКХ «Богородское» было признано несостоятельным (банкротом).
Истцом не представлены доказательства, подтверждающие, что несостоятельность (банкротство) МУП ЖКХ «Богородское» была вызвана действиями его учредителя — Муниципального образования «Сергиево-Посадский район» Московской области и основания для привлечения его к субсидиарной ответственности по обязательствам должника отсутствуют.

4. Заявление о привлечении к субсидиарной ответственности бывшего руководителя предприятия-должника подлежит рассмотрению в порядке искового производства при установлении, что процедура конкурсного производства была введена до внесения изменений в Закон «О несостоятельности (банкротстве)».А41-20625/09 от 08 декабря 2009 года (Н.А. Кручинина, Э.Р. Исаева, В.П. Мизяк).Конкурсный управляющий ООО «Пента» обратился в Арбитражный суд Московской области с исковым заявлением о привлечении бывшего генерального директора общества к субсидиарной ответственности по обязательствам ООО «Пента» и взыскании с него в пользу общества денежных средств.

Суд оставил исковое заявление без рассмотрения.
Не согласившись с определением суда, конкурсный управляющий обратился в Десятый арбитражный апелляционный суд с жалобой, в которой просит данный судебный акт отменить и направить вопрос на новое рассмотрение в суд первой инстанции, указывая на неправильное применение судом первой инстанции норм ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)».

Решением АС МО от 20.06.2008г.  ООО «Пента» признано несостоятельным (банкротом) и в отношении него введена процедура банкротства.     Определением АС МО  процедура конкурсного производства в отношении ООО «Пента» продлена до 20.01.2010г.

      Дата вынесения определения о принятии заявления о признании должника банкротом является датой возбуждения производства по делу о банкротстве, в соответствии с ч. 3 ст. 127 и ч. 1 ст. 223 АПК РФ.       На основании п. 1 ст. 4 Закона № 296-ФЗ, Закон о банкротстве в новой редакции (вступил в силу 31.12.2008г.), применяется арбитражными судами при рассмотрении дел о банкротстве по заявлениям, определение о принятии которых вынесено после 31.12.2008г.
      Согласно п. 2 ст. 4 Закона № 296-ФЗ к делам о банкротстве, производство по которым возбуждено до дня вступления в силу Закона № 296-ФЗ, до момента завершения процедуры, применяемой в деле о банкротстве, применяются положения Закона о банкротстве без учета изменений (старая редакция Закона).
      Таким образом, к спорным правоотношениям сторон не применимы положения ФЗ от 30.12.2008г. № 296-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон «О несостоятельности (банкротстве)», поскольку процедура конкурсного производства введена до его вступления в силу.
Иск конкурсного управляющего о привлечении третьих лиц к субсидиарной ответственности рассматривается судом по установленной процессуальным законодательством подведомственности. Предъявление такого иска может служить основанием для отложения рассмотрения вопроса о завершении конкурсного производства (статьи 147, 149 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)»). Следовательно, исковые требования  о привлечении к субсидиарной ответственности бывшего руководителя предприятия-должника, признанного несостоятельным (банкротом) рассматривается  в порядке искового производства вне рамок дела о банкротстве.

5. Виновные действия бывших руководителей должника объективно существовавшие на момент принятия решения являются существенными при пересмотре данного судебного акта по вновь открывшимся обстоятельствам о привлечении к субсидиарной ответственности указанных лиц.А41-К1-3894/07 от 12 февраля 2010 года (Н.Н. Катькина, В.П. Быков, Э.Р. Исаева)Конкурсный управляющий ООО КБ «Содбизнесбанк» в лице Государственной корпорации «Агентство по страхованию вкладов» обратился в Арбитражный суд Московской области с исковым заявлением о привлечении к субсидиарной ответственности бывших руководителей ООО КБ «Содбизнесбанк» солидарно к субсидиарной ответственности по обязательствам ООО КБ «Содбизнесбанк».

Решением Арбитражного суда Московской области от 12.12.2007г., оставленным без изменения постановлением Десятого арбитражного апелляционного суда от 19.02.2008г., а также постановлением ФАС МО от 20.05.2008г., исковые требования удовлетворены в полном объеме.
     Определением ВАС РФ от 18.09.2008 № 1109/08 отказано в передаче дела в Президиум ВАС РФ для пересмотра в порядке надзора указанных судебных актов.
     Один из бывших руководителей ООО КБ «Содбизнесбанк» Д. обратился в АС МО с заявлением о пересмотре  решения от 12.12.2007г. по вновь открывшимся обстоятельствам.
     Определением АС МО от 09.12.2009г. в удовлетворении  заявления отказано.
     Не согласившись с данным судебным актом, Д.  обратился в Десятый арбитражный апелляционный суд с апелляционной жалобой, в которой просит отменить определение суда первой инстанции.
     
     Арбитражный апелляционный суд полагает, что определение суда первой инстанции подлежит отмене, а заявление о пересмотре решения суда по вновь открывшимся обстоятельствам — удовлетворению.
     Основания для пересмотра вступившего в законную силу судебного акта установлены в статье 311 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее — АПК РФ), приведенный в ней перечень является исчерпывающим.
     Заявление о пересмотре судебного акта мотивировано со ссылкой на п. 3 ст. 311 АПК РФ, согласно которой основным критерием для пересмотра судебного акта по вновь открывшимся обстоятельствам, является установленные вступившим  в законную силу приговором суда преступные деяния лица, участвующего в деле.
     К заявлению о пересмотре судебного акта заявитель приложил вступивший в законную силу приговор Пресненского районного суда г. Москвы от 20.08.2009г., о преступных деяниях участника арбитражного дела, который, являясь председателем правления банка,  выдал без какого либо обеспечения кредиты различным организациям, все эти кредиты и проценты не были возвращены банку.
     Данные действия квалифицированы Пресненским районным судом г. Москвы по ст. 196 УК РФ (преднамеренное банкротство), ст. 172 УК РФ (незаконная банковская деятельность), ст. 201 УК РФ (злоупотребление полномочиями).          Указанные обстоятельства не были известны и не могли быть известны на момент разрешения спора по существу.
     Приговором установлено, что виновные действия объективно существовали на дату  принятия решения от 12.12.2007,  данные обстоятельства являются существенными, и если бы они были известны при рассмотрении  дела в арбитражном суде, то могли и должны были повлиять на принятие правильного решения.
     

6. Основанием для привлечения к субсидиарной ответственности бывшего руководителя общества является наличие причинно-следственной связи между его действиями как генерального директора, совершавшего сделки по отчуждению имущества общества и банкротством этого общества.

А41-5664/08 от 27 марта 2009 года (Н.А. Кручинина, С.В. Мальцев, В.П. Мизяк)Общество с ограниченной ответственностью «ИНВЕСТ-СТ» (далее — ООО «ИНВЕСТ-СТ») в лице конкурсного управляющего обратилось в Арбитражный суд Московской области с исковым заявлением к Р. о привлечении последнего как  бывшего генерального директора  к субсидиарной ответственности по обязательствам  ООО «ПАК-ИНВЕСТ» (ООО «ИНВЕСТ-СТ»), взыскав с него денежные средства, при участии в деле третьего лица К.

       Решением Арбитражного суда Московской области от 29.07.2008  исковые требования удовлетворены в полном объеме.
     Не согласившись с принятым судебным актом, Р. обратился в Десятый арбитражный апелляционный суд с апелляционной жалобой, в которой просил решение суда первой инстанции отменить, производство по делу прекратить.
     
     ООО «ПАК-ИНВЕСТ» (далее — общество) учреждено 21.05.1996г., учредителями общества являлись К. (50% доли в уставном капитале) и Р. (50% доли в уставном капитале).  Исполнение обязанностей директора общества возложено на Р. В последствии доля, принадлежащая  К.,  перешла к Р., который в свою очередь, на основании договора купли-продажи,  передал долю в размере 100% уставного капитала ООО «ПАК-ИНВЕСТ» Д.
     10.10.2006г.  Д., принял решение об отстранении Р.  от должности директора   ООО «ПАК-ИНВЕСТ»  и о смене наименования общества  на ООО «ИНВЕСТ-СТ».
Решением АС МО от 11.12.2006 года ООО «ИНВЕСТ-СТ» признано несостоятельным (банкротом).
     Основной причиной прекращения деятельности ООО «ИНВЕСТ-СТ» (ООО «ПАК-ИНВЕСТ») и последствии его несостоятельности (банкротства), явились  действия Р. как директора общества, выразившиеся в заключении и принятии им исполнения по сделке об отчуждении основного актива общества, используемого в целях осуществления уставных задач, которая привела общество к  финансовой неплатежеспособности и, как следствие этого, к неспособности удовлетворить требования кредиторов по денежным обязательствам, то есть доказано наличие причинно-следственной связи между действиями ответчика и последующим банкротством общества.  
     Р., являясь в период с 20.10.1999г. по 20.10.2004г. генеральным директором ООО «ПАК-ИНВЕСТ» (продавец) заключая с Ш. (покупатель) договор купли продажи нежилого помещения (единственного объекта недвижимости), на тот момент не мог не знать о наличии у общества не исполненных обязательств перед третьими лицами, и не мог не знать  о  неблагоприятном финансовом положении общества. Р. мог предусмотреть, что после реализации основного актива общества в виде единственного объекта недвижимости, финансовое положение общества существенно ухудшится и утратиться возможность погашения задолженности общества пред третьими лицами за счет его активов.
     
     Постановлением Федерального арбитражного суда Московского округа № КГ-А41/4571-09 от 25 мая 2009г. решение Арбитражного суда Московской области о привлечении бывшего генерального директора к субсидиарной ответственности и постановление Десятого арбитражного апелляционного суда оставлено без изменений.
     

7. Кредитор не вправе требовать от лица, несущего субсидиарную ответственность по обязательствам должника, удовлетворения своего требования, если оно может быть удовлетворено путем  бесспорного взыскания средств с основного должника.А41-33666/09 от 15 февраля 2010 года (Г.Т. Минкина, С.В. Боровикова, С.К. Ханашевич)     Банк «Возрождение» (Открытое акционерное общество) обратилось в Арбитражный суд Московской области с исковым заявлением, в котором просило взыскать с общества с ограниченной ответственностью «Бест Строй» (ООО «Бест Строй») и в порядке субсидиарной ответственности с муниципального образования «Серпуховский муниципальный район Московской области» задолженность и проценты за пользование кредитом.

     Решением Арбитражного суда Московской области от 08 декабря 2009 года с ООО «Бест Строй» в пользу Банка «Возрождение» (ОАО) взыскана задолженность и проценты за пользование кредитом, в удовлетворении иска в отношении муниципального образования «Серпуховский муниципальный район Московской области» отказано.
     Не согласившись с решением суда, истец подал апелляционную жалобу, в которой просит отменить указанный судебный акт в части отказа в иске к муниципальному образованию «Серпуховский муниципальный район Московской области» и взыскать с ООО «Бест Строй» и в порядке субсидиарной ответственности с муниципального образования «Серпуховский муниципальный район Московской области» задолженность и проценты за пользование кредитом.
     
     Между Банком «Возрождение» (ОАО) и ООО «Бест Строй» был заключен кредитный договор, в соответствии с которым банк обязался открыть заемщику кредитную линию (предоставить кредит) на определенный срок, а заемщик обязался возвратить банку полученный кредит и уплатить проценты за пользование им в размере, в сроки и на условиях, указанных в данном договоре.
     На основании Решения Совета депутатов Серпуховского муниципального района Московской области в обеспечение исполнения обязательств по возврату суммы основного долга и уплате процентов за пользование кредитом между муниципальным образованием «Серпуховский муниципальный район Московской области» (Гарант), Банком «Возрождение» (ОАО) (Бенефициар) и ООО «Бест Строй» (Принципал) заключен Договор о предоставлении муниципальный гарантии, в соответствии с которым Гарант обязался предоставить Муниципальную гарантию в обеспечение исполнения обязательств Принципала — ООО «Бест Строй» по кредитному договору.
     ООО «Бест Строй» (Заемщик) осуществил частичное погашение основного долга.
       В установленный срок представленный заемщику кредит не был возвращен в полном объеме.
     Исковые требования о взыскании суммы кредита и процентов за пользование заемными средствами предъявлены истцом как к основному должнику ООО «Бест Строй», так и к муниципальному образованию «Серпуховский муниципальный район Московской области», в порядке субсидиарной ответственности.
     Если основной должник отказался удовлетворить требование кредитора или кредитор не получил от него в разумный срок ответ на предъявленное требование, это требование может быть предъявлено лицу, несущему субсидиарную ответственность.
     Наличие долга по сумме кредита и процентам, их расчет ответчик — ООО «Бест Строй» не оспорил. Доказательств надлежащего исполнения обязательств по возврату банку предоставленного кредита и уплате процентов за пользование им ООО «Бест Строй» не представлено.
     В соответствии со ст. 115 Бюджетного кодекса РФ гарант по муниципальной гарантии несет субсидиарную ответственность дополнительно к ответственности должника по гарантированному им обязательству.
     Апелляционный суд считает, что суд первой инстанции правомерно удовлетворил требования истца за счет основного должника — ООО «Бест Строй», поскольку истцом не представлены доказательства отсутствия у должника денежных средств и возможности удовлетворения требований истца путем бесспорного взыскания денежных средств с заемщика.
     
     
     Постановлением Федерального арбитражного суда Московского округа  N КГ-А41/3442-10 от 26 апреля 2010 г. решение Арбитражного суда Московской области и постановление Десятого арбитражного апелляционного суда оставлено без изменений.

11 февраля 2014 г. А59-2969/2012

Резолютивная часть постановления объявлена 04 февраля 2014 года.

Полный текст постановления изготовлен 11 февраля 2014 года.

Федеральный арбитражный суд Дальневосточного округа

в составе:

Председательствующего: Я.В.Кондратьевой

Судей: М.М.Саранцевой, А.А.Шведова

при участии:

от ФНС России: Беган А.Г., представитель по доверенности от 12.03.2013

рассмотрел в судебном заседании кассационную жалобу конкурсного управляющего муниципального унитарного предприятия «Новиковский» Корсаковского городского округа Шеховцовой Юлии Александровны

на определение от 27.09.2013, постановление Пятого арбитражного апелляционного суда от 20.11.2013

по делу N А59-2969/2012 Арбитражного суда Сахалинской области

дело рассматривали: в суде первой инстанции судья В.Г.Карташова; в суде апелляционной судьи: С.В.Шевченко, К.П.Засорин, Л.Ю.Ротко

по заявлению конкурсного управляющего муниципального унитарного предприятия «Новиковский» Корсаковского городского округа Шеховцовой Юлии Александровны

о привлечении бывшего руководителя МУП «Новиковский» Герасименко Н.Н. и собственника имущества должника Комитета по управлению имуществом администрации муниципального образования Корсаковского района к субсидиарной ответственности и взыскании солидарно 982 395 руб. 51 коп.

в рамках дела о банкротстве МУП «Новиковский» Корсаковского городского округа

Федеральная налоговая служба (ОГРН 1047707030513, место нахождения: 127381, г.Москва, ул.Неглинная, 23; далее — ФНС России, уполномоченный орган) обратилась в Арбитражный суд Сахалинской области с заявлением о признании муниципального унитарного предприятия «Новиковский» Корсаковского городского округа (ОГРН 1086504001011; адрес (место нахождения): 694005, Сахалинская область, Корсаковский р-н, с.Новиково, ул.Советская, 37а; далее — МУП «Новиковский», должник) несостоятельным (банкротом).

Решением суда от 05.09.2012 МУП «Новиковский» признано несостоятельным (банкротом), открыто конкурсное производство, конкурсным управляющим утверждена Шеховцова Юлия Александровна.

Конкурсный управляющий МУП «Новиковский» Шеховцова Ю.А. обратилась в арбитражный суд с заявлением о взыскании с бывшего руководителя Герасименко Надежды Николаевны и собственника имущества должника Комитета по управлению имуществом администрации муниципального образования Корсаковского района денежных средств в размере 982 395 руб. 51 коп. в порядке субсидиарной ответственности.

Определением от 27.09.2013, оставленным без изменения постановлением Пятого арбитражного апелляционного суда от 20.11.2013, в удовлетворении заявления отказано.

В кассационной жалобе конкурсный управляющий МУП «Новиковский» Шеховцова Ю.А., ссылаясь на нарушение судами норм материального права, просит определение от 27.09.2013, постановление апелляционного суда от 20.11.2013 отменить и принять новое решение, удовлетворив заявленные требования. В обоснование доводов жалобы заявитель указывает на то, что руководитель должника и собственник имущества должника своевременно не обратились в арбитражный суд с заявлением о признании МУП «Новиковский» несостоятельным (банкротом).

В судебном заседании представитель ФНС России поддержала доводы, изложенные в жалобе заявителя, просила обжалуемые судебные акты отменить, кассационную жалобу — удовлетворить.

Иные лица, участвующие в деле, надлежащим образом извещенные о времени и месте рассмотрения кассационной жалобы, в том числе с учетом размещения соответствующей информации на официальном сайте арбитражного суда в сети Интернет, явку своих представителей в судебное заседание не обеспечили.

Проверив законность обжалуемых судебных актов, с учетом доводов кассационной жалобы, Федеральный арбитражный суд Дальневосточного округа не усматривает предусмотренных в статье 288 АПК РФ оснований для их отмены.

Как следует из материалов дела и установлено судом, на основании заявления ФНС России возбуждено дело о несостоятельности (банкротстве) МУП «Новиковский».

Решением Арбитражного суда Сахалинской области от 05.09.2012 МУП «Новиковский» Корсаковского городского округа признано несостоятельным (банкротом), открыто конкурсное производство, конкурсным управляющим утверждена Шеховцова Ю.А. Установлены и включены в третью очередь реестра требований кредиторов должника требования ФНС России в общей сумме 982 395 руб. 51 коп.

Считая, что действия бывшего руководителя должника и собственника имущества должника — Комитета по управлению имуществом администрации муниципального образования Корсаковского района образуют состав правонарушения, за которое возможно привлечение к субсидиарной ответственности на основании статьи 10 Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее — Закон о банкротстве), конкурсный управляющий МУП «Новиковский» Шеховцова Ю.А. обратилась в арбитражный суд с настоящим заявлением.

Пунктом 1 статьи 9 Закона о банкротстве установлена обязанность руководителя должника обратиться в арбитражный суд с заявлением должника в случае, если удовлетворение требований одного кредитора или нескольких кредиторов приводит к невозможности исполнения должником денежных обязательств или обязанностей по уплате обязательных платежей и (или) иных платежей в полном объеме перед другими кредиторами; органом должника, уполномоченным в соответствии с его учредительными документами на принятие решения о ликвидации должника, принято решение об обращении в арбитражный суд с заявлением должника; органом, уполномоченным собственником имущества должника — унитарного предприятия, принято решение об обращении в арбитражный суд с заявлением должника; обращение взыскания на имущество должника существенно осложнит или сделает невозможной хозяйственную деятельность должника; должник отвечает признакам неплатежеспособности и (или) признакам недостаточности имущества.

Согласно пункту 2 статьи 9 Закона о банкротстве заявление должника должно быть направлено в арбитражный суд в случаях, предусмотренных пунктом 1 этой же статьи, не позднее чем через месяц с даты возникновения соответствующих обстоятельств.

В соответствии с пунктом 2 статьи 10 Закона о банкротстве неподача заявления должника в арбитражный суд в случаях и в срок, которые установлены статьей 9 названного Закона, влечет за собой субсидиарную ответственность лиц, на которых Законом о банкротстве возложена обязанность по принятию решения о подаче заявления должника в арбитражный суд и подаче такого заявления. При этом субсидиарная ответственность в таких случаях наступает лишь по тем обязательствам должника, которые возникли после истечения срока, предусмотренного пунктом 2 статьи 9 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)».

Таким образом, по смыслу приведенных норм права возможность привлечения лиц, названных в пункте 2 статьи 10 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)», к субсидиарной ответственности по указанным в данной норме основаниям возникает лишь при наличии совокупности следующих условий: возникновение одного из перечисленных в пункте 1 статьи 9 Закона о банкротстве обстоятельств; неподача указанными в пункте 2 статьи 10 этого же Закона лицами заявления о банкротстве должника в течение месяца с даты возникновения соответствующего обстоятельства; возникновение обязательств должника, по которым указанные лица привлекаются к субсидиарной ответственности, после истечения срока, предусмотренного пунктом 2 статьи 9 Закона о банкротстве.

Возмещение убытков производится по правилам статьи 15 ГК РФ согласно которой лицо, требующее возмещения убытков, должно доказать противоправность поведения ответчика, наличие и размер понесенных убытков, а также причинную связь между противоправностью поведения ответчика и наступившими убытками.

Отказывая в удовлетворении заявления конкурсного управляющего, суды обеих инстанций обоснованно исходили из того, что им не доказано наличие всей совокупности обстоятельств, необходимых для привлечения руководителя должника и собственника имущества должника — унитарного предприятия к субсидиарной ответственности.

Так, из материалов дела усматривается и установлено судами, что предъявленные ко взысканию убытки в сумме 879 181,89 руб. включают в себя недоимку по страховым взносам на обязательное пенсионное страхование в сумме 685 175 руб. 62 коп., недоимку на обязательное медицинское страхование в сумме 83 998 руб., пени в размере 107 978 руб. 32 коп., штрафы в размере 2 029 руб. 95 коп. и определены заявителем как сумма требований уполномоченного органа, включенных в реестр требований кредиторов должника, обязанность уплаты которых возникла после 21.05.2011 — даты возникновения у руководителя должника Герасименко Н.Н. обязанности по подаче заявления о признании предприятия банкротом, так как к указанной дате должник имел просроченную свыше 3 месяцев задолженность по обязательным платежам более 100 000 руб. (без учета пени и штрафов).

Вместе с тем, статьей 7 ФЗ «О страховых взносах в Пенсионный фонд Российской Федерации, Фонд социального страхования Российской Федерации, Федеральный фонд обязательного медицинского страхования и территориальные фонды обязательного медицинского страхования» установлено, что объектом обложения страховыми взносами для плательщиков страховых взносов, указанных в подпунктах «а» и «б» пункта 1 части 1 статьи 5 настоящего Федерального закона, признаются выплаты и иные вознаграждения, начисляемые плательщиками страховых взносов в пользу физических лиц в рамках трудовых отношений и гражданско-правовых договоров, предметом которых является выполнение работ, оказание услуг. Объектом обложения страховыми взносами для плательщиков страховых взносов, указанных в подпункте «а» пункта 1 части 1 статьи 5 настоящего Федерального закона, признаются также выплаты и иные вознаграждения, начисляемые в пользу физических лиц, подлежащих обязательному социальному страхованию в соответствии с федеральными законами о конкретных видах обязательного социального страхования.

При исследовании и оценке имеющихся в материалах дела доказательств по правилам статьи 71 АПК РФ, судами установлено, что начисление страховых взносов в размере 879 181 руб. 89 коп. производилось в пользу физических лиц в рамках трудовых отношений вследствие осуществления предприятием уставной деятельности.

Поскольку осуществление предприятием — должником хозяйственной деятельности не поставлено в зависимость от обращения руководителя должника и собственника имущества должника — унитарного предприятия в арбитражный суд с заявлением о признании должника банкротом и само по себе не влечет автоматического прекращения трудовых отношений должника с физическими лицами, а, следовательно, прекращения обязательств по уплате должником страховых взносов на обязательное пенсионное и медицинское страхование, судами сделан правильный вывод об отсутствии оснований для взыскания предъявленной в настоящем обособленном споре суммы в качестве убытков по правилам статьи 10 Закона о банкротстве.

Выводы судов соответствуют имеющимся в деле доказательствам, сделаны с правильным применением норм материального права.

Доводы заявителя кассационной жалобы о наличии правовых оснований для взыскания с руководителя должника и собственника имущества должника — унитарного предприятия не свидетельствуют о неправильном применении судами норм материального права, а фактически направлены на несогласие с выводами судов обеих инстанций, сделанных с учетом конкретных обстоятельств настоящего дела.

Новых доводов, имеющих существенное значение для рассмотрения данного спора и опровергающих правильность выводов арбитражных судов, в кассационной жалобе не приведено.

Учитывая, что дело рассмотрено судами полно и всесторонне, выводы судов основаны на имеющихся в материалах дела доказательствах и соответствуют фактическим обстоятельствам дела, неправильного применения норм материального права и положений действующего процессуального законодательства не допущено, у суда кассационной инстанции отсутствуют правовые основания для отмены обжалуемых судебных актов и удовлетворения кассационной жалобы.

Руководствуясь статьями 286-290 Арбитражного процессуального Кодекса Российской Федерации, Федеральный арбитражный суд Дальневосточного округа

ПОСТАНОВИЛ:

определение от 27.09.2013, постановление Пятого арбитражного апелляционного суда от 20.11.2013 по делу N А59-2969/2012 Арбитражного суда Сахалинской области оставить без изменения, кассационную жалобу — без удовлетворения.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия.

Председательствующий Я.В.Кондратьева
Судьи М.М.Саранцева
А.А.Шведов

Конкурсный управляющий МУП обратился в суд с целью привлечь к субсидиарной ответственности бывшего руководителя и собственника имущества должника.

Как указал управляющий, ответчики своевременно не обратились в суд с заявлением о признании МУП банкротом.

Из-за этого возникли убытки, сумму которых составляют недоимка по взносам на соцстрахование, пени, штрафы.

Обязанность погасить эту сумму возникла после даты, когда у ответчиков возникла обязанность подать указанное заявление о банкротстве в суд.

Суд округа счел требования необоснованными и пояснил следующее.

Закон о банкротстве закрепляет обязанность руководителя должника обратиться в арбитражный суд с указанным заявлением о банкротстве при наличии определенных условий. Для этого установлен срок.

Неподача такого заявления в указанных случаях и в срок влечет за собой субсидиарную ответственность лиц, на которых законом возложена обязанность принять подобное решение.

При этом субсидиарная ответственность в таких случаях наступает лишь по тем обязательствам должника, которые возникли после истечения упомянутого срока.

Между тем осуществление предприятием-должником хозяйственной деятельности не поставлено в зависимость от обращения руководителя и собственника имущества такого МУП в суд с заявлением о признании его банкротом.

Такое обращение в суд само по себе не влечет автоматического прекращения трудовых отношений должника с физлицами, соответственно, прекращения обязательств по уплате должником страховых взносов на обязательное пенсионное и медицинское страхование.

С учетом этого нет оснований, чтобы взыскать спорную сумму в качестве убытков по правилам Закона о банкротстве.