Субсидиарная ответственность номинального директора

Центр
структурирования бизнеса и налоговой безопасности
taxCOACH

—  «Вы понимаете, что вас используют в качестве номинального директора?»

— «Подтверждаете ли Вы, что фактически финансово-хозяйственную деятельность не осуществляете, документы и отчетность не подписываете, то есть являетесь «номинальным» руководителем?»

— «Осознаете ли Вы, что несете полную ответственность (=субсидиарную) по долгам создаваемого Вами юридического лица?»

С подобными вопросами сейчас сталкиваются не только асоциальные граждане, которых опрашивают о непричастности к деятельности 100500 юридических лиц, якобы учрежденных ими, но и добросовестные предприниматели, намеревающиеся создать или возглавить юридическое лицо.

Сегодня порассуждаем, может ли директор / учредитель ссылаться на свой «номинальный» статус в компании, дабы избежать субсидиарной ответственности по долгам такого юридического лица. На тему нас натолкнул все чаще возникающий вопрос: а каковы пределы субсидиарной ответственности того «хорошего парня», который согласился носить гордое название «директор» или «учредитель».

Анализ судебной практики позволяет оценить витиеватость сюжетных линий по перекладыванию субсидиарки друг на друга:

  • учредители (участники, акционеры) на директора и обратно;

  • новый директор на предшественников и наоборот;

  • и, наконец, конкурсный управляющий пытается привлечь всех сразу — и учредителей, и предыдущих руководителей.

Напомним, что в результате очередных изменений порядка привлечения к субсидиарной ответственности летом 2017 года, в законе «О несостоятельности (банкротстве)» впервые использован народный термин «номинальный руководитель». 

Считается, что лицо осуществляло функции органа управления номинально, если оно докажет, что фактически не оказывало определяющего влияния на деятельность юридического лица.

На основании п.9 ст.61.11 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)»

Номинальный руководитель имеет шансы избежать субсидиарной ответственности, однако для этого он должен:

  • содействовать установлению настоящего контролирующего лица

И / ИЛИ

  • найти его сокрытое имущество или имущество компании — банкрота.

Комментируя изменения в закон, ФНС России не могла обойти вниманием этот пункт:

Предоставление данной возможности номинальным руководителям финансово мотивирует их представлять суду доказательства, раскрывающие схему вывода имущества должника, подтверждающие наличие статуса контролирующего лица у иного лица, а также сведения о его имуществе, что позволит впоследствии исполнить судебный акт о привлечении к субсидиарной ответственности. Кредиторы получают преимущество от того, что номинальные руководители, действуя в своих интересах (уменьшая размер субсидиарной ответственности), содействуют наиболее полному погашению долга.

С момента внесения упомянутых изменений прошло уже достаточно времени, чтобы подвести промежуточные итоги.

Во-первых, по вопросу высказались ФНС России и Верховный суд, добавив характеристик к описанию фигуры номинального руководителя. Доказательствами номинального статуса могут стать:

(А) оформление генеральной доверенности на управление другому лицу;

(Б) принятие ключевых решений исключительно по указанию или при наличии явно выраженного согласия третьего лица, не имевшего соответствующих формальных полномочий (фактического руководителя).

Во-вторых, номинальный руководитель в конечном счете несет ответственность за свои решения, поэтому не может быть освобожден от субсидиарной ответственности.

Важно! По общему правилу фактический и номинальный руководители несут субсидиарную ответственность солидарно, то есть вместе.

Конечно, и ФНС, и Верховный суд, выражая свое мнение о практическом применении законодательства о банкротстве, подтвердили и наличие возможности для «номинала» избежать ответственности полностью или частично, однако скорее как исключение, после выполнения обязательных условий, а именно:

  • раскрытая информация должна быть неизвестна ранее и недоступна третьим лицам;

  • за счет найденного имущества должна быть удовлетворена хотя бы часть претензий кредиторов.

Таким образом, недостаточно просто указать на некое лицо и даже представить доказательства того, что именно оно являлось фактическим руководителем. 

Однако возможна и обратная ситуация: номинальный руководитель, не обладая значимым имуществом, готов принять весь «удар» на себя, не раскрывая фактического руководителя и его имущество. В результате требования кредиторов остаются неудовлетворенными. Единственное, о чем стоит помнить в этом случае, что долги по субсидиарной ответственности — навсегда. Они не погашаются даже по результатам личного банкротства физического лица.

Анализ судебной практики по конкретным делам опасен необъективностью: мы можем судить только о доводах, изложенных судьей в решении. За кадром остаются очень многие обстоятельства. И тем не менее посмотрим, что говорят суды о субсидиарной ответственности номинала. 

В одном из дел нам встретился список типичных характеристик номинального руководителя. Проверяем:

  • смена директора осуществлена в период наличия у должника признаков несостоятельности или неплатежеспособности или в период, предшествующий обращению с заявлением о признании должника несостоятельным (банкротом);

  • после смены руководителя осуществляются мероприятия по выводу активов должника;

  • номинальные руководители в период «исполнения» возложенных на них обязанностей занимались иной деятельностью — учились, работали по иному месту, проживали в ином городе;

  • «номинальные руководители» не осуществляют самостоятельной финансово-хозяйственной деятельности, поскольку не принимают самостоятельных решений;

  • свидетели — работники должника подтверждают, что с руководителем не знакомы и никаких производственных вопросов с ним не решали, все переговоры велись с другим лицом;

  • «номинальный руководитель» не обладает полной и достоверной информацией об осуществляемой от его имени деятельности.

Такой перечень может стать подспорьем для «номинала», однако ему не следует забывать, что помимо доказывания своего статуса, необходимо помочь найти фактического руководителя и конкретное имущество для погашения требований кредиторов. 

В другом деле директор пытался избежать субсидиарки, ссылаясь на свою номинальность и отсутствие вины в банкротстве:

  • именно учредитель принял решение о ликвидации и последующем переходе к несостоятельности (банкротству), а значит именно он должен нести всю полноту ответственности;

  • не получал оплату за исполнение полномочий директора. На это суд отметил, что это не соответствует статусу номинала, для которого характерно получение оплаты за подписание документов, не вдаваясь в их содержание;

  • предоставлял займы Обществу для уплаты текущих налогов и сборов. Этот довод суд также оценил иначе, указав, что директор принимал участие в финансировании деятельности Общества, что противоречит его номинальному статусу.

В результате директору не удалось ни избежать присвоения статуса контролирующего лица, ни снизить размер субсидиарной ответственности. 

Практика уменьшения размера ответственности тоже начала складываться. В частности, есть пример уменьшения ее размера в 3 раза, поскольку благодаря раскрытой номиналом информации удалось установить контролирующих лиц и место нахождения документов организации — должника. 

Вывод напрашивается однозначный: с учетом изменения законодательства номинальному руководителю уже недостаточно доказать, что он не имел отношения к реальному управлению компанией, чтобы избежать ответственности по ее долгам. Логика законодателя прозрачна: согласившись стать номинальным директором или учредителем, человек должен предполагать возможные отрицательные последствия своего решения. И чтобы их избежать, нужно помочь установить тех, кто причастен к банкротству. То есть пойти на сделку с судом… и совестью.

Номинальный директор давно не редкость в России, а на западе, особенно в части использование оффшоров, это обыденная и неплохо оплачиваемая деятельность, без последствий. Но, если раньше фиктивных директоров использовали для «незаконной» деятельности, а теперь для продолжения занятием бизнеса при дисквалификации директора., что также является причиной отказа в регистрации организации.

В практике налоговых и судебных органов по налоговым спорам также достаточно часто встречается понятие «номинальный руководитель юридического лица», определение содержания которого представляется необходимым в связи с его возрастающей ролью в правоприменительной сфере.

Вместе с тем налоговое законодательство не только не раскрывает его элементы, но даже не содержит указания на данный термин, поскольку отсутствует как легитимное определение номинальности руководителя, так и критерии установления подобной характеристики.

Кто такой номинальный директор

Номинальный руководитель это физическое лицо сознательно ставшее исполнительным органом общества в качестве директора без фактического намерения руководить данным обществом, при этом назначен уполномоченным собственником общества, но обладающий противоположными характеристиками своего статуса, а именно бездействие, недобросовестность и неразумность при осуществлении им своих прав и исполнении обязанностей (п. 1 ст. 53.1 ГК РФ).

Характеристики номинала

Несмотря на отсутствие официально закрепленной дефиниции понятия «номинальный руководитель», налоговые органы считают возможным квалифицировать руководителя как номинального в следующих случаях:

  1. лицо, именуемое руководителем организации, отрицает, что являлось руководителем данной организации, и утверждает, что не имело данных о назначении его на соответствующую должность (например, регистрация директора организации осуществлена по утерянному паспорту);
  2. прямо указывает на то, что оно передавало свои личные данные для проведения регистрации его в качестве единоличного исполнительного органа хозяйствующего субъекта на возмездной основе, но при этом фактическое руководство деятельностью организации не осуществляло;
  3. поясняет, что личные данные для регистрации в ЕГРЮЛ были переданы им на возмездной основе, оно осуществляло подписание различных документов, касающихся функционирования субъекта, но фактическую финансово-хозяйственную деятельность юридического лица не вело;
  4. подтверждает факт осуществления им полномочий руководителя юридического лица, но затрудняется осветить отдельные аспекты работы компании;
  5. является «массовым руководителем», поскольку зарегистрировано в качестве директора в значительном количестве юридических лиц;
  6. иной субъект указывает на то, что лицо, именуемое руководителем организации, не могло выступать в качестве единоличного исполнительного органа хозяйствующего субъекта в силу различных обстоятельств (смерть лица в период проведения определенных операций хозяйствующим субъектом, наличие иной работы в соответствующий период и др.).

Что является доказательством номинальности

В качестве обстоятельств, подтверждающих номинальность руководителя налоговыми органами, используются различные доказательства, в том числе:

  • свидетельские показания самого лица, именуемого руководителем организации, или иных лиц, которым он известен (например, родственников и т.п.);
  • почерковедческая экспертиза, подтверждающая или опровергающая факт подписания лицом, именуемым руководителем организации, различного рода документов;
  • отсутствие справок по форме 2-НДФЛ в отношении лица, именуемого руководителем организации.

В случае если налоговый орган установит наличие формального руководства хозяйствующим субъектом, это может послужить одним из оснований для признания отсутствия реальных хозяйственных операций с каким-либо контрагентом с целью минимизации налоговых обязательств.

Важно: в случае, если хозяйственные отношения между контрагентами имели место, то иные обстоятельства, в том числе и номинальность руководителя, не должны приниматься во внимание.

Реальный характер совершенных сделок нивелирует наличие номинальности в управлении юридическим лицом и придает ему действительный статус.

Однако если лицо действительно непричастно к руководству организацией-должником, то доказать это помогут следующие факты и документы:

  • факт отсутствия документов, подтверждающих передачу «номинальному» директору документов и имущества фирмы;
  • факт отсутствия оплаты труда «номинальному» директору организацией-должником;
  • материалы почерковедческой экспертизы, подтверждающие то, что «номинальный» директор не подписывал какие-либо документы от имени организации;
  • показания свидетелей (например, работников организации) о том, что организацией фактически руководил другой человек;
  • справки из банка, подтверждающие, что распоряжение денежными средствами на счетах организации осуществлялось другим лицом;
  • справки с основного места работы «номинального» директора, подтверждающие, что в тот период, когда он значился руководителем организации-банкрота, им фактически осуществлялась деятельность в другой организации;
  • копии заявлений в органы внутренних дел об утере документов либо о принуждении предоставить свои паспортные данные для регистрации юридического лица и др.

Преследуемые цели

На практике в настоящее время номинальных директоров в основном нанимают с целью:

  • получения необоснованной налоговой выгоды;
  • банкротства или ликвидации юридического лица для ухода от выплаты долгов и исполнения обязательств;
  • легализации доходов от преступной деятельности;
  • получения кредитов и бюджетных субсидий.

Объективные полномочия номинала

  • присутствие на важных встречах и переговорах;
  • право подписи договоров и других документов;
  • открытие сетов;
  • присутствие на рабочем месте в течение оговоренного времени.

Ответственность номинального директора

Уголовная ответственность

Само по себе создание фирмы через подставных лиц является преступлением, ответственность за которое предусмотрена ст.173.1 УК РФ. Причем не имеет значения, принесло ли данное деяние ущерб другим лицам, либо нет. Самим же номинальным директорам грозит ответственность по ст.173.2 УК РФ за предоставление своих документов для создания фиктивной организации Максимальная санкция за ч.1 — до 2 лет исправительных работ, за ч.2 — до 3 лет лишения свободы.

При чем к ответственности по указанным статьям могут привлечены как номинальный, так и фактический руководители.

Налоговая ответственность

В случае доказанности факта уклонения от уплаты налогов и/или сборов номинальный директор может быть привлечен к ответственности по ст. 199 УК РФ. Наказание в виде штрафа до 300 000 рублей, исправработы или до 2 лет лишения свободы с последующим лишением права занимать некоторые должности на определенный срок, а при отягчающих обстоятельствах (предварительный сговор, особо крупный размер) наказание значительно ужесточается (ст. 199 НК РФ). Аналогичное наказание грозит и за неисполнение обязанностей налогового агента (ст. 199.1 НК РФ).

За предоставление недостоверных сведений о ЮЛ в налоговый орган ответственность предусмотрена п. 4 ст. 14.25 КоАП РФ . При доказанном умысле наказанием будет штраф до 300 000 рублей, исправительные работы или лишение свободы до 2 лет (ч. 1 ст. 170.1 УК РФ).

Кроме того ст. 14.25.1 КоАП РФ ответственность предусмотрена и за нарушение обязанности по установлению и представлению информации о фактических владельцах юридического лица.

Ответственность по долгам при банкротстве

Ст. 61.13 Закона о банкротстве от 26.10.2002 N 127-ФЗ предусмотрена ответственность руководителя должника, коим и является номинальный директор, за нарушение требований указанного Закона в виде обязанности возместить причиненные убытки.

По ст. 61.12 этого же Закона номинальный директор может быть привлечен к субсидиарной и солидарной ответственности за неподачу заявления о признании должника банкротом в установленный срок по обязательствам, возникшим после истечения указанного срока. Кроме того, за неисполнение указанной обязанности п. 5 ст. 14.13 КоАП РФ предусмотрена еще и административная ответственность.

Помимо этого ст. 61.11 Закона о банкротстве предусмотрена субсидиарная ответственность и фактического руководителя по обязательствам должника.

Закрывая вопрос об ответственности, связанной с банкротством должника, напомним и об уголовной ответственности руководителя за преднамеренное или фиктивное банкротство, предусмотренной ст. ст. 196, 197 УК РФ.

Помимо этого руководитель может быть привлечен к уголовной ответственности за незаконное получение кредита по ст. 176 УК РФ.

Дополнительно

Кроме того, в целях обеспечения и защиты публичных интересов разумным является и формирование механизма прекращения деятельности юридического лица вследствие вовлечения в управление им подставных лиц в случае, если участие таких субъектов в хозяйственном обороте ведет к нарушению прав и интересов иных лиц. Указанной цели может способствовать применение подп. 1 п. 3 ст. 61 ГК РФ, согласно которому по иску государственного органа может быть ликвидировано юридическое лицо в судебном порядке при признании государственной регистрации юридического лица недействительной.

Как избежать ответственности

В вопросе о том, подлежит ли привлечению к ответственности «номинальный» руководитель, многое зависит от того, сможет ли он доказать, что действительно был «номинальным».

Голословные заявления директора о своей «номинальности» судьи обычно отклоняют и при этом отмечают, что он, являясь дееспособным лицом, мог и должен был осознавать последствия совершенных им действий.

Судебная практика 2018 года гласит, что нельзя полностью освободить номинального директора от субсидиарной ответственности, даже если он помог найти «теневого» бенефициара и доказать свою номинальность

Предпринимательский риск

Не секрет, что любая предпринимательская деятельность неразрывно связана с риском. Об этом можно судить, исходя из определения предпринимательской деятельности, содержащегося в п. 1 ст. 2 ГК РФ. Согласно данному определению предпринимательской является самостоятельная, осуществляемая на свой риск деятельность, направленная на систематическое получение прибыли от пользования имуществом, продажи товаров, выполнения работ или оказания услуг лицами, зарегистрированными в этом качестве в установленном законом порядке.

Действительно, риск сопровождает абсолютно каждое бизнес-решение предпринимателя, начиная с решения заняться коммерческой деятельностью.

Однако не каждая сделка обеспечивает прибыль бизнесу. И это нормально. К сожалению, не всегда есть возможность предвидеть все варианты исхода событий и заранее к ним подготовиться.

Существует масса негативных явлений, которые могут свести на нет все старания предпринимателя, в том числе, например:

  • срыв или снижение производства и невыполнение производственных задач;
  • совершение невыгодной сделки;
  • повышение процентных ставок по кредитам;
  • повышение закупочной цены товаров;
  • неисполнение контрагентом своих обязательств и т.п.

Особенно остро проблема предпринимательского риска встает в период экономического кризиса, когда просчитать свои действия даже на месяц вперед — это уже нереальная задача.

Неудачное стечение обстоятельств и принятых предпринимателем решений может привести к убыткам в его деятельности. И самое серьезное последствие этого — невозможность рассчитаться по своим обязательствам перед работниками, поставщиками, банками и другими кредиторами.

В конечном счете все может закончиться банкротством организации, в результате которого бизнесмен может ответить не только вложенными в организацию средствами, но и своим личным имуществом.
Но как же так? Ведь все мы знаем, что учредители фирмы отвечают по ее долгам только средствами, вложенными в уставный капитал.

Оказывается, так бывает не всегда. Закон о банкротстве предусматривает ряд ситуаций, когда контролирующие организацию лица (в том числе ее директор и учредитель) могут быть привлечены к субсидиарной ответственности по долгам фирмы.

Одним из таких случаев является совершение директором от имени организации одной или нескольких сделок, в результате которых причинен вред имущественным правам кредиторов (п. 4 ст. 10 Закона о банкротстве). В данном случае к субсидиарной ответственности может быть привлечен и учредитель, если указанные сделки совершены с его одобрения.

Пользуясь этим положением вышеназванного Закона, кредиторы и конкурсные управляющие в делах о банкротстве всякий раз, когда у фирмы не хватает имущества для уплаты долгов, стремятся взыскать их через суд с директора или учредителя. Обосновывая свои требования, они обычно указывают на то, что директор (в том числе с одобрения учредителя) совершил ту или иную сделку за пределами разумного предпринимательского риска, в результате чего потерпел убытки и теперь не может расплатиться по долгам.

Что же получается? Не следует ли из этого, что любая организация должна совершать только прибыльные сделки, иначе ее директор или учредитель рискует расплатиться личным имуществом по долгам фирмы?

Вовсе нет. Суды при рассмотрении дел о привлечении директора (учредителя) к субсидиарной ответственности очень тщательно изучают все обстоятельства и осторожно делают выводы о том, превысил он разумный предпринимательский риск или нет.

Позиция судов по данным рискам

Суды, поддерживая баланс между свободой предпринимательской деятельности и соблюдением интересов кредиторов, оценивают не сами по себе бизнес-решения руководителя с точки зрения их экономической эффективности и целесообразности, а добросовестность действий директора при принятии этих решений. Иными словами, они выясняют, в чьих интересах действовал директор: в интересах представляемого им юридического лица или из своих собственных корыстных побуждений.

Если в ходе судебного разбирательства будет установлено, что директор принимал то или иное решение, руководствуясь интересами фирмы, суды, скорее всего, не станут привлекать его к субсидиарной ответственности, даже если это решение привело к убыткам.

Однако в ситуации, когда руководитель шел на заведомо невыгодную для его организации сделку ради своей личной выгоды, ему придется ответить перед кредиторами личным имуществом.

Судебная практика

Номинальность была установлена

Директором одной из компаний был совершен ряд сделок, в результате которых произошло уменьшение размера имущества организации, что в конечном счете привело к ее несостоятельности, выразившейся в невозможности расчетов с кредиторами и бюджетом, и причинило вред кредиторам (Постановление Арбитражного суда Московского округа от 26 сентября 2014 г. N Ф05-10749/14 по делу N А40-142560/12-101-202; оставлено в силе Определением Верховного Суда РФ от 18 декабря 2014 г. N 305-ЭС14-5930).

Незадолго до объявления организации банкротом директор перерегистрировал свою фирму на «номинальное» лицо.
Конкурсный управляющий обратился в суд с требованием привлечь к субсидиарной ответственности за непредставление бухгалтерских документов не «номинального», а именно предыдущего директора. Последний в свою защиту заявил, что на дату введения в отношении общества процедуры банкротства генеральным директором должника был уже другой человек.

Следовательно, обязанность по передаче документов конкурсному управляющему лежала именно на нем. По мнению ответчика, тот факт, что новый директор не подписывал документацию фирмы, говорит о его недобросовестности, а не о «номинальности».
Однако суд такие доводы не принял. В ходе рассмотрения дела было установлено, что новый директор, на которого, согласно выписке из ЕГРЮЛ, были возложены соответствующие обязанности, фактически функции руководителя не выполнял, документы должника от предыдущих руководителей не принимал, оплата труда ему не производилась, никакая деятельность обществом-должником с этого периода не велась, кредиторская или дебиторская задолженность не формировалась, т.е. директором он являлся «номинальным», вследствие чего к субсидиарной ответственности привлечен быть не может.

При этом предыдущий директор не представил суду доказательства, подтверждающие фактическую передачу им документов общества при смене руководства.

Номинальность не была установлена

Конкурсный управляющий обратился в суд с требованием привлечь к субсидиарной ответственности бывших директоров за доведение организации до состояния банкротства, а последнего руководителя — за непредставление документов бухгалтерского учета.

Последний руководитель против предъявленных претензий возражал. Он сослался на то, что директором был лишь «номинально» по просьбе предыдущего руководителя организации-должника, отношения к деятельности фирмы не имел, от предыдущих руководителей никаких документов не получал. Указанные в бухгалтерской отчетности активы должника (дебиторская задолженность), по его мнению, могли возникнуть только из сделок, которые были совершены до назначения его на должность.

Это не могло повлечь причинение вреда имущественным интересам кредиторов.

Но суд эти доводы отклонил, указав на то, что, являясь дееспособным лицом, последний директор общества мог и должен был осознавать последствия совершения им вышеуказанных действий, обязан был принимать все меры для надлежащего исполнения добровольно взятых на себя функций генерального директора, включающих в себя в том числе обязательства по ведению бухгалтерской отчетности общества, по ее восстановлению в случае утраты или ее непередачи предыдущим руководителем, а также по передаче документации следующему руководителю (конкурсному управляющему).

Доказательства того, что последний директор был не способен осознавать последствия совершения им действий по принятию на себя функций генерального директора, действовал под влиянием насилия или угрозы и что он обращался к предыдущему руководству общества с требованием о передаче ему документации общества, в материалах дела представлены не были.

субсидиарная ответственность номинального директора

Случается, что в рамках процедуры банкротства к субсидиарной ответственности привлекается сразу несколько контролирующих лиц должника. Каким образом тогда будет делиться долг между ними?

По общему правилу, вытекающему из ст. 61.11 и ст. 61.12 ФЗ № 127, когда к субсидиарной ответственности привлекается сразу несколько контролирующих лиц, их ответственность будет солидарной. Что, в свою очередь, означает это понятие?

Когда суд решает, что отвечать по субсидиарной ответственности руководители фирмы-банкрота будут в солидарном порядке, в определении, как правило, указывается одна общая подлежащая взысканию сумма на всех. Это означает, что долг делится между контролирующими лицами поровну.

Важный момент: в процедуре банкротства появлению солидарных обязательств всегда предшествует привлечение к субсидиарной ответственности. То есть, первоначально решается вопрос, действительно ли есть основания привлечения лица к субсидиарной ответственности. А если затем выясняется, что в рамках банкротства одного должника таких привлеченных лиц несколько, их ответственность становится еще и солидарной.

В рамках одного заявления можно сразу просить привлечь несколько руководящих лиц должника к субсидиарной ответственности, и сразу же указывать на то, что она будет солидарной.

Как следует из смысла ст. 322 ГК РФ, солидарные обязательства возникают вследствие неделимости предмета, по которому эти самые обязательства появились. Другими словами, т.к. нельзя определить, какую роль в причинении ущерба сыграли действия каждого из привлекаемых к ответственности лиц, подлежащая возмещению сумма разделяется между всеми ними поровну.

Как правило, именно в делах по банкротству сложно или практически невозможно определить степень вины каждого из привлеченных к субсидиарной ответственности лиц. И, соответственно, размер причиненного действиями каждого из фигурантов ущерба. А потому их субсидиарная ответственность будет именно солидарной.

Но это правило действует не всегда. В п. 20 Постановления Пленума ВС РФ № 53 отмечено, что важно разделять субсидиарную ответственность от ответственности гражданскую, возникшей вследствие причинениях убытков. Дело в том, что если ответственность субсидиарная, то взыскиваемая с привлеченных лиц сумма будет равна всей сумме реестровой задолженности. Если же руководитель предприятия-банкрота будет отвечать по общим правилам возмещения убытков, то и вменяемая ему сумма будет равняться только размерам убытков, расчет которых происходит по правилам гражданско-правовых норм.

Для этого суду придется устанавливать, к каким именно последствиям привели допущенные контролирующими лицами нарушения: к объективному банкротству или причинили убытки, наличие которых не стало причиной финансовой несостоятельности предприятия.

Так, в рамках одного банкротного дела арбитражному управляющему удалось привлечь к субсидиарной ответственности руководителя и двух учредителей фирмы-банкрота. По общему правилу, установленном Законом о банкротстве, со всех фигурантов взыскали всю сумму реестровой задолженности в солидарном порядке.

Однако надзорная инстанция в своем определении отметила, что суды нижестоящих инстанций не дали оценку заключаемых под контролем привлеченных к субсидиарной ответственности лиц сделкам. В частности, есть ли причинно-следственная связь между их результатами и банкротством должника, возникла ли кризисная ситуация в результате совокупности этих сделок, как именно они повлияли на ухудшение положения должника.

Именно эти факты являются принципиальными, чтобы определить как вид, так и размер ответственности учредителей и руководителей банкрота. Только после анализа этих обстоятельств можно сделать вывод, имеет место быть субсидиарная ответственность — и тогда она будет взыскиваться в солидарном порядке, а сумма обязательств будет равняться сумме реестровых требований, либо здесь идет речь об ответственности в виде взыскания убытков — и тогда из размер определяется индивидуально для каждого ответственного лица по нормам, установленным ГК РФ.

Вместе с тем, п. 9 ст. 61.11 предусматривает уменьшение размера субсидиарной ответственности. Причем, когда к ней привлекаются сразу несколько руководителей фирмы-банкрота, сумма взыскания может быть снижена для одного из них.

Как следует из п. 6 Пленума № 53, можно снизить размер субсидиарной ответственности номинального руководителя. Но при этом он все равно будет отвечать субсидиарно и, в том числе, солидарно вместе с руководителем фактическим в той части, где ответственность не уменьшалась. Другими словами, при наличии оснований для привлечения номинального руководителя к субсидиарной ответственности он сможет снизить ее размер, но освободиться от нее совсем — нет.

Так, в рамках одного банкротного дела к субсидиарной ответственности был привлечен номинальный руководитель фирмы-банкрота. Однако впоследствии выяснилось, что фактическим руководителем должника был другой человек. И тогда арбитражный управляющий выступил с заявлением о привлечении его к субсидиарной ответственности в качестве соответчика.

Номинальный руководитель убеждал суд, что ничего не знал о мошеннических схемах настоящего руководителя фирмы. Суд с ним согласился и определил, что оснований для привлечения номинального руководителя к субсидиарной ответственности нет. Зато они есть для того, чтобы привлечь к ней руководителя фактического.

Решение суда устояло в кассации, но надзорная инстанция с ним не согласилась. В определении отмечено, что номинальный руководитель знал о своем статусе. И даже если он не осуществляет фактическое управление, он все равно оставался контролирующим лицом, как разъясняет п. 6 Пленума № 53. Полное освобождение номинального руководителя от субсидиарной ответственности не предусмотрено, можно лишь снизить ее, в остальной же части он будет отвечать солидарно с руководителем фактическим.

Дело было направлено на новое рассмотрение. В итоге оба руководителя — и номинальный, и фактический — были привлечены в субсидиарной ответственности и порядок ее — солидарный. При этом суд учел, что номинальный руководитель хоть и через 2 года после начала процедуры банкротства, но все-таки предоставил обвинительный приговор, согласно которому выяснилось, что существует еще и фактический руководитель фирмы. То есть сам изобличил его в рамках дела по банкротству. А потому сумма его обязательств по субсидиарной ответственности была уменьшена. А взыскиваться она будет солидарно с руководителем фактическим.

Субсидиарная ответственность — это когда директор или кто-то из руководства фирмы отвечает по ее долгам своими деньгами или личными вещами. Она наступает, если компания должна денег, а платить нечем или не хочется. Обычно такое случается после банкротства.

субсидиарная ответственность номинального директора

Ответственность наступает по решению суда

О привлечении к ответственности во время банкротства — 61.11 статья 127-ФЗ

Если компания не может оплатить долги, за нее платит кто-то другой. Это может быть директор или главбух, который довел компанию до безденежья. Это и есть субсидиарная ответственность.

Обычно, если не началась процедура банкротства компании, привлечь к субсидиарной ответственности нельзя. Формально компания еще в деле, а ее долги — просто просрочки.

300 000 ₽

за такой долг компанию могут признать банкротом

Но долго так не может продолжаться: если руководитель сам не начнет процедуру банкротства, это могут сделать налоговая, банки или партнеры. И заодно взыскать свои деньги через суд.

Бросить компанию и укатить на Бали тоже не выйдет: должника признают банкротом и без его участия, и тогда ответственности точно не избежать.

Но на деле бывает иначе. Иногда арбитражные суды соглашаются привлечь к субсидиарной ответственности и без банкротства — если компанию исключили из реестра юрлиц, а долги остались, или у компании не было денег на оплату банкротства.

Если компания не платит, долг переходит на руководителя

В Махачкале компания «Вектор-2000» подала в суд на руководителя ООО «Инвест». Те были должны им три миллиона рублей, но деньги отдавать не собирались, хотя ранее суд обязал их это сделать и даже начал процедуру банкротства. Но процедуру по заявлению юриста отменили: у «Инвеста» не было денег ее оплатить.

Когда «Вектор-2000» попросил взыскать долг с руководителя, суд так и сделал.

Судебное дело

К ответственности могут привлечь всё руководство

Кто отвечает за долги компании — 61.11 статья 127-ФЗ

Если у компании долги, своими вещами и деньгами рискует всё руководство: учредители, генеральный и финансовый директоры, главный бухгалтер, акционеры.

Главное — чтобы сотрудник действительно был тем человеком, который принимал решения, влиял на компанию и привел ее к банкротству. Такого человека закон называет контролирующим лицом.

В ООО «Лосось» началась процедура банкротства. Управляющий проверил бухгалтерию и заметил, что не хватает первичных документов, а еще бухгалтер не платил по долгам, хотя мог. И попросил суд привлечь его к ответственности: из-за ошибок в бухучете руководство не знало, что дела настолько плохи. Но бухгалтер рассказал, что так поступать ему велел директор. К ответственности привлекли обоих.

Посадить на свое место номинального директора тоже не получится — всё равно обвинят тех, кто управлял компанией на самом деле. А номинальному директору ничего не будет, если он докажет, что не при делах, или укажет на настоящего руководителя.

О праве привлечь к ответственности любого сотрудника — 61.10 статья 127-ФЗ

А еще суд может привлечь кого угодно, даже младшего бухгалтера, если поймет, что именно он тратил деньги и заключал рискованные сделки.

Что могут забрать

Что еще не могут взыскать — 446-я статья Гражданско-процессуального кодекса

Если у виновного в банкротстве нет денег выплатить долги, суд может забрать машину, дачу и загородный дом, акции и облигации, паи и даже картины. Точно не заберут единственное жилье и еду из холодильника.

субсидиарная ответственность номинального директора

Это не шутка, в законе так и написано: продукты не забираем

Если руководитель подсуетится и быстро переоформит дачу или машину, например на детей, это вряд ли спасет. Суд заметит хитрость и признает сделку недействительной.

Раньше потребовать долг через суд можно было только во время процедуры банкротства. Сейчас это можно сделать в течение трех лет, поэтому если налоговая забыла взыскать долг сразу, она сделает это позже. До конца срока привлечения директора к субсидиарной ответственности может остаться один день, когда о бывшей компании вспомнят.

За долгом пришли через два года

В Санкт-Петербурге управляющий, который занимался процедурой банкротства компании, подал в суд на ее бывшего руководителя. Управляющий рассказал, что во время процедуры не получил все документы, поэтому не мог точно рассчитать размер долга перед кредиторами. Сейчас же этот долг составляет 500 000 рублей.

В первый раз суд отказал, но после апелляции встал на сторону управляющего. Деньги взыскали с бывшего руководителя компании через два года после банкротства.

Судебное дело

Как директору избежать субсидиарной ответственности

Если банкротство уже на горизонте, а долги растут, можно попытаться избежать субсидиарной ответственности. Для этого рекомендую:

  • не совершать рискованных сделок, например не продавать товары по цене ниже рынка. И не дробить бизнес;
  • не брать один долг в приоритет, а платить все долги по частям;
  • проверять партнеров еще внимательнее и не работать с однодневками и компаниями с сомнительной репутацией;
  • не забирать деньги в виде дивидендов и не выплачивать премии;
  • не покупать на последние деньги технику, транспорт, что угодно, если в этом нет очевидной выгоды для компании;
  • придумать объяснения сделок, чтобы доказать их разумность. Можно рассказать, что решения были направлены на развитие и получение прибыли.

Суд привлечет должника к субсидиарной ответственности, если поймет, что он сам довел компанию до банкротства, своими поступками или бездействием. Если решения руководства признают правильными, а долги возникли не по их вине, ответственности можно избежать. Например, если директор начал работать в компании, в которой уже были долги, и он пытался решить проблемы, но не успел.

Читать в «Деле»

Как проверить контрагента