Субсидиарная ответственность генерального директора при банкротстве

субсидиарная ответственность генерального директора при банкротствеФотография Александры Мальцевой

За последнее время слово «банкротство» стало нарицательным в арбитражных судах. Количество рассматриваемых дел выросло в разы. Какие-то фирмы действительно банкротятся, а какие-то таким образом «санируют» бизнес, списывая долги. И это, конечно, не остается без внимания контролирующих органов.

Самой распространенной организационно-правовой формой на сегодня остается общество с ограниченной ответственностью. И такая ограниченная ответственность очень воодушевляет учредителей, т.к. все их страхи ограничиваются размером уставного капитала. Однако при банкротстве компании — это не всегда так.

Но в каждой компании есть и другие лица, которые могут быть привлечены к субсидиарной ответственности в деле о банкротстве. Это единоличные исполнительные органы (ЕИО) компаний, которые имеют возможность давать обязательные для юридического лица указания. Единоличный исполнительный орган входит в понятие «контролирующие лица». При этом стоит отметить, что действует презумпция виновности контролирующих лиц. А если есть несколько претендентов, то их могут привлечь к субсидиарной ответственности солидарно.

Когда на горизонте появляется тень приближающего банкротства, то все чаще директоры стали задавать вопросом об ответственности контролирующих лиц, т.к. сегодня судами довольно часто реализуется такая опция, предусмотренная ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)».

Для оценки риска привлечения к субсидиарной ответственности ЕИО необходимо иметь в виду следующее. ГК РФ предусмотрены такие общие принципы работы ЕИО, как добросовестность и разумность (ст. 53). А вот ст. 53.1 ГК РФ уже говорит о том, что ЕСЛИ будет доказано, что при осуществлении своих прав и исполнении обязанностей ЕИО действовал недобросовестно и неразумно, или действия не укладываются в обычные условия гражданского оборота или обычному предпринимательскому риску, то ЕИО несут за все это ответственность. Это общие вводные, которые могут сыграть в судебном процессе решающую роль, т.к. оценить неоценимые категории можно как угодно.

В ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» закреплены конкретные случаи, когда ЕИО может быть привлечен к субсидиарной ответственности (ст. 9 и 10):

  1. Несвоевременная подача заявления о признании организации банкротом в арбитражный суд. Тот случай, когда ЕИО при наличии требований кредиторов, которые невозможно удовлетворить в связи с отрицательными финансовыми показателями, должен подать заявление в отношении своей компании. Срок для подачи заявления составляет 1 месяц.
  2. Совершение ЕИО действия (бездействия), которые стали причиной банкротства компании.

И один важный нюанс: при наличии обстоятельств, которых коснемся ниже, предполагается, что компания признана банкротом, т.к. ЕИО своими действиями мог:

  • Совершить в пользу одного или нескольких лиц такие сделки, которые причинили вред имущественным правам кредиторов, в т.ч. подозрительные сделки, или сделки с предпочтением (ст. 61.2 и 62.3 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)»);
  • На момент вынесения определения о введении наблюдения или принятия решения о признании должника банкротом документы бухучета отсутствуют вовсе, либо не содержат в себе обязательной информации, либо информация искажена, что затрудняет проведению процедур банкротства, в т.ч. формирование и реализации конкурсной массы.

Заявление о привлечении контролирующего лица к субсидиарной ответственности может быть подано в течение одного года со дня, когда подавшее это заявление лицо узнало или должно было узнать о наличии оснований для привлечения к субсидиарной ответственности, но не позднее трех лет со дня признания должника банкротом (п. 5 ст. 10 «О несостоятельности (банкротстве)»).

Теперь к сути вопроса о доказуемости тех или иных обстоятельств.

Несмотря на презумпцию вины, истцы должны будут доказать недобросовестность или неразумность ЕИО (п. 5 ст. 10 ГК РФ).

Недобросовестность действий (бездействия) директора считается доказанной, в частности, когда ЕИО:

1) действовал при наличии конфликта между его личными интересами (интересами аффилированных лиц директора) и интересами юридического лица, в том числе при наличии фактической заинтересованности директора в совершении юридическим лицом сделки, за исключением случаев, когда информация о конфликте интересов была заблаговременно раскрыта и действия директора были одобрены в установленном законодательством порядке;

2) скрывал информацию о совершенной им сделке от участников юридического лица (в частности, если сведения о такой сделке в нарушение закона, устава или внутренних документов юридического лица не были включены в отчетность юридического лица) либо предоставлял участникам юридического лица недостоверную информацию в отношении соответствующей сделки;

3) совершил сделку без требующегося в силу законодательства или устава одобрения соответствующих органов юридического лица;

4) после прекращения своих полномочий удерживает и уклоняется от передачи юридическому лицу документов, касающихся обстоятельств, повлекших неблагоприятные последствия для юридического лица;

5) знал или должен был знать о том, что его действия (бездействие) на момент их совершения не отвечали интересам юридического лица, например, совершил сделку (голосовал за ее одобрение) на заведомо невыгодных для юридического лица условиях или с заведомо неспособным исполнить обязательство лицом (Постановление Пленума ВАС РФ от 30.07.2013 N 62 «О некоторых вопросах возмещения убытков лицами, входящими в состав органов юридического лица»).

Это важное замечание, т.к. фактически истцы должны будут доказать наличие цели у ЕИО при совершении им тех или иных действий или бездействий — это банкротство. Т.е. ЕИО должен умышленно и осознанно действовать или бездействовать с одной единственной целью – обанкротить компанию (Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 21.06.2016 N 09АП-23244/2016 по делу N А40-154397/14). Доказать это довольно непросто.

Для применения субсидиарной ответственности, предусмотренной п. 4 ст. 10 ФЗ о банкротстве, необходимо доказательство совокупности следующих обстоятельств: 1. совершение виновных действий в виде дачи обязательных указаний Обществу 2. и причинно-следственной связи между указанными действиями и последствиями в виде несостоятельности (Постановление ФАС Северо-Западного округа от 19.03.2014 по делу N А56-52790/2011; Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 13.03.2014 по делу N А32-42429/2011).

Применение указанных норм права допустимо при доказанности следующих обстоятельств:

  • надлежащего субъекта ответственности, которым является собственник, учредитель, руководитель должника, иные лица, которые имеют право давать обязательные для должника указания либо иным образом имеют возможность определять его действия;
  • факта несостоятельности (банкротства) должника, то есть признания арбитражным судом или объявления должника о своей неспособности в полном объеме удовлетворять требования кредиторов по денежным обязательствам и (или) исполнить обязанность по уплате обязательных платежей;
  • наличия причинной связи между обязательными указаниями и действиями указанных лиц и фактом банкротства должника, поскольку они могут быть привлечены к субсидиарной ответственности лишь в тех случаях, когда несостоятельность (банкротство) юридического лица вызвана их указаниями или иными действиями, при этом следует учитывать, что возложение на них ответственности за бездействие исключается.

Отсутствие доказательства хотя бы одного из указанных оснований

не дает права требовать возмещения убытков.

Доказыванию подлежит факт того, что своими действиями учредитель или руководитель намеренно довел должника до банкротства, до финансовой неплатежеспособности, до состояния, не позволяющего ему удовлетворить требования кредиторов по денежным обязательствам и (или) исполнить обязанность по уплате обязательных платежей в течение трех месяцев с даты, когда они должны были быть исполнены (п. 2 ст. 3, ст. 224 ФЗ о банкротстве).

Но и здесь снова нюанс. Суды все, как один, напоминают о том, что негативные последствия, наступившие для юридического лица, сами по себе не свидетельствуют о недобросовестности и (или) неразумности его действий (бездействия), так как возможность возникновения таких последствий сопутствует рисковому характеру предпринимательской деятельности. Поскольку судебный контроль призван обеспечивать защиту прав юридических лиц и их учредителей (участников), а не проверять экономическую целесообразность решений, принимаемых директорами, директор не может быть привлечен к ответственности за причиненные юридическому лицу убытков в случаях, когда его действия (бездействие), повлекшие убытки, не выходили за пределы обычного делового (предпринимательского) риска (п. 1 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 30.07.2013 N 62 «О некоторых вопросах возмещения убытков лицами, входящими в состав органов юридического лица»).

Т.е. не любая сделка, которая имела негативные финансовые последствия для юридического лица может повлечь за собой банкротство, а если повлекла, то это не означает, что учредителя или ЕИО намеренно такую сделку заключили. Истцам не только нужно будет доказать недобросовестность ЕИО, но и доказать фактически прямой умысел ЕИО в доведении компании до банкротства.

Автор статьи – Акимова Александра, юрист компании «Лемчик, Крупский и Партнеры. Структурный и налоговый консалтинг».

Многие предприниматели, начиная свой бизнес, предпочитают регистрировать ООО вместо ИП. Такой выбор связан с ограничением обязательств руководителя и учредителя организации по долгам предприятия. Созданная компания выступает во всех финансовых сделках как самостоятельное лицо, которое должно отвечать по своим обязательствам.

С другой стороны, как только юридическое лицо прекращает свою деятельность и получает статус банкрота может наступить субсидиарная ответственность учредителей. Однако, чтобы призвать собственников компании к ответу, их вину в несостоятельности организации необходимо доказать. Самой заинтересованной стороной здесь являются кредиторы, действующие с единственной целью – возврат своих средств.

Что такое субсидиарная ответственность

Субсидиарная ответственность учредителя при банкротстве юридического лица наступает, если его поведение и прошлые решения привели компанию к финансовой несостоятельности. Данная форма ответственности предусмотрена ст. 56 ГК РФ, где зафиксировано, что лица, влияющие своими решениями и действиями на деятельность ООО, субсидиарно отвечают перед кредиторами за долги фирмы.

При наличии у предприятия нескольких учредителей, они могут подписать договор консолидированной ответственности, чтобы одинаково отвечать перед кредиторами по непогашенным обязательствам.

Если директор или основатели организации смогут доказать правомерность своих поступков и отсутствие признаков умышленного банкротства, им не потребуется отвечать по долгам организации. Например, на финансовое положение юрлица повлияло не преднамеренное поведение руководства, а профессиональные недочёты в работе или неправильно составленные прогнозы продвижения фирмы.

Подобные действия учредителей и руководства компании должны иметь основание и, если обвиняемая сторона не опровергнет обвинения, непогашенная часть претензий кредиторов может лечь на их плечи.
Помимо руководства и собственников ООО обязательства по выплате долгов организации могут возлагаться на граждан, контролирующих фирму. К данной категории относятся граждане, юридически не связанные с предприятием, но влияющие на его деятельность путём совершения следующих действий:

  • передача указаний, влияющих на работу предприятия;
  • давление на поведение и решения руководства ООО;
  • влияние на принятые должностными лицами решения.

Подобные действия руководителей и контролирующих лиц рассматриваются судом только за последние 3 года начиная с признания юрлица банкротом.

Основания привлечения к субсидиарной ответственности

Субсидиарная ответственность при банкротстве юридического лица возникает только в тех случаях, когда средств от продажи конкурсной массы не хватает для оплаты всех его обязательств.
Одним из оснований для привлечения к субсидиарной ответственности может стать факт просрочки подачи должником заявления о получении статуса банкрота. Если организация отвечает всем признакам несостоятельности и не способно выполнять обязанность организации банкрота по погашению кредиторских требований, руководство обязано запустить процедуру банкротства.

Между поведением руководства и наступлением платёжной несостоятельности предприятия должна быть причинно-следственная связь, обоснованная доказательствами. С этой целью на предприятии проводятся проверки документации по бух. учёту, и осуществляется анализ.

Субсидиарная ответственность учредителя и директора ООО при банкротстве

Любая компания может оказаться на грани финансового кризиса и иногда подобное положение возникает из-за нерациональных и намеренных поступков учредителей и директора ООО, которые пытаются избежать выплаты долгов. Если вина основателя и руководителя организации будет доказана, долги ООО будут погашаться за счёт средств этих лиц.

Субсидиарная ответственность директора при банкротстве наступает, только когда фирма признана банкротом. Но, если умышленность действий руководства не удастся доказать, они ответят по обязательствам ООО только размером своих долей в учредительном капитале.

Если обществом руководит наёмный директор, а не собственник, часть финансовых рисков всё равно переходит к нему. Дополнительная ответственность генерального директора может наступить из-за его поведения или решений, а именно:

  • заключение сделок в ущерб юрлица из-за личной заинтересованности;
  • утаивание деталей операций и сведений о ней от остальных участников;
  • несовершение действий для проверки информации, обеспечивающей безопасность сделки;
  • одобрение сделки, несмотря на наличие определённой негативной информации о контрагентах;
  • хищение средств, являющихся собственностью организации;
  • подделка или утрата финансовых документов и отчётностей.

Директор компании может доказать, что его поступки были ограничены собственником фирмы, тогда его невиновность может быть обоснована. Но, если собственник является также директором, переложить свою вину на другое должностное лицо не получится и придётся расплачиваться по долгам за счёт собственных средств.

Ответственность контролирующих лиц

Расплачиваться за долги юрлица может не только руководство, при наличии контролирующих лиц, которые способны воздействовать на работу и сделки юридического лица и управлять его средствами, доля вины может лечь и на них. К данной категории относятся следующие граждане:

  • лица, владеющие большей частью уставного капитала;
  • лица, состоящие в ликвидационной комиссии;
  • доверенные лица, имеющие возможность заключать сделки от имени ООО.

Если контролирующие лица могут доказать правомерность своего поведения и отсутствие нарушений, они не будут привлечены к субсидиарной ответственности (ст. 10 ФЗ №127).

Ответственность за бездействие

Чтобы отвечать перед кредиторами руководство необязательно должно совершать нерациональные действия, повлёкшие несостоятельность организации. Иногда доказанный факт их бездействия может стать основанием для привлечения к ответственности за долги организации.
Руководство компании должно своевременно инициировать процедуру банкротства юрлица в следующих ситуациях:

  • активов организации не хватает для полного закрытия финансовых обязательств;
  • общество не сможет функционировать и вести полноценную деятельность после удовлетворения всех кредиторских претензий.

Заявление о привлечении к субсидиарной ответственности

Если активов должника недостаточно для возмещения финансовых претензий кредиторов и заинтересованных лиц, законодательство предоставляет им возможности привлечения к ответственности основателей, директората и контролирующих лиц, виновных в неплатёжеспособности фирмы. В таком случае кредиторы уполномочены направить соответствующее ходатайство.

Кроме кредиторов подать документы в суд может временный управляющий, который занимается поиском и изъятием средств для погашения обязательств фирмы. Срок исковой давности при подаче подобного заявления о привлечении руководства компании к возмещению обязательств фирмы составляет 3 года после банкротства организации.

Ответственные лица всегда должны осознавать, что несвоевременное обращение в суд при банкротстве ООО может привести к их субсидиарной ответственности. Своевременно принятое решение о несостоятельности позволит избежать обвинений и сократить личные траты. Если руководство фирмы не уверено в правильности своих решений, оно может привлечь квалифицированных юристов.

Как избежать субсидиарной ответственности

Если основателей и руководителей ООО обвиняют в несвоевременном инициировании банкротства, они могут отстаивать свою правоту в суде. Руководитель организации способен представить доказательства об отсутствии у него подобных полномочий, ссылаясь на ст.ст. 227, 230 ФЗ № 127.

Другой причиной, обуславливающей не подачу ходатайства в суд о начале процесса банкротства, может стать дефицит средств у юридического лица, которых недостаточно для оплаты обязательных платежей и судебных издержек.

Ещё одним основанием привлечения должностных лиц к субсидиарной ответственности будут их действия, которые способствовали несостоятельности организации. Опровергая обвинения, ответчики могут отстаивать свою правоту, обращая внимание судьи на следующие обстоятельства:

  • в обвинительных материалах недостаточно или отсутствуют доказательства вины руководителей фирмы;
  • причинно-следственная связь между поведением руководства и наступлением банкротства отсутствует;
  • выводы относительно ненадлежащего управления предприятием не имеют мотива.

Все возражения в обвинениях, выдвинутые со стороны собственников и руководящего состава предприятия, должны быть рассмотрены судьёй отдельно по каждому случаю. После изучения всех материалов на судебном заседании принимаются решения о привлечении должностных лиц к субсидиарной ответственности или о снятии с ответчика вины.

Судебная практика по субсидиарной ответственности на 2018 год

По результатам судебной практики за 2018 год можно выделить несколько знаковых моментов относительно данного вопроса:

  1. В отношении контролирующих лиц действует презумпция виновности. Они должны самостоятельно доказывать рациональность, законность и правильность принятых решений и совершённых поступков.
  2. Бездействие при подаче ходатайства о банкротстве и ущерб, нанесённый кредиторам, имеют причинно-следственную связь между деятельностью руководителя компании и убытками потерпевшей стороны.
  3. При несвоевременном инициировании процедуры банкротства виновные руководители могут быть дисквалифицированный на период от полугода до трёх лет. Особенно дисквалификация грозит должностным лицам, повторно нарушившим сроки обращения в суд.
  4. Если руководство препятствует работе временного управляющего и не предоставляет ему необходимые сведения и документы, оно может отвечать перед кредиторами личным имуществом.
  5. Если сумма задолженности по налогам ООО превышает 300 тыс. руб., налоговая служба имеет право направить ходатайство о банкротстве юрлица в суд. В сумму иска при этом не будут входить претензии по уплате НДФЛ, относящиеся ко второй очереди.
  6. Если собственник компании не был её руководителем, это не означает его безнаказанность при банкротстве ООО.

Любой гражданин, влияющий на деятельность фирмы, может войти в круг обвиняемых контролирующих лиц и попасть под обвинения.

В случае умышленного разорения фирмы руководителей и основателей ожидают следующие последствия субсидиарной ответственности при банкротстве:

  • погашение обязательств организации за счёт личных активов;
  • временная дисквалификация;
  • лишение свободы.

В последнее время со стороны государства наблюдается ужесточение условий контроля за поведением руководства организаций-банкротов. Поэтому собственникам и должностным лицам таких компаний следует взвешивать все свои решения при финансовой нестабильности юрлица.

26.10.2018

В современных реалиях генеральный директор, учредитель или топ-менеджер, как правило, не придают существенного значения последствиям банкротства ранее возглавляемого или учрежденного ими общества. Обманчиво успокаивает общеизвестный принцип, что хозяйствующий субъект самостоятельно отвечает по своим обязательствам всем своим имуществом, сотрудники общества не отвечают по долгам юридического лица, а учредители несут потенциальные финансовые риски лишь в пределах стоимости своих долей. Подобное убеждение приводит к плачевным последствиям, когда генеральный директор, член правления, учредитель, акционер или иное лицо, имевшее полномочия влиять на действия и решения юридического лица, получают копию судебного заявления о привлечении к субсидиарной ответственности по непогашенным долгам предприятия-банкрота и относятся к нему без должного внимания.

До недавнего времени закон в каком-то смысле действительно прощал небрежное отношение к последствиям введения процедуры банкротства, но со второй половины 2017 года, а именно после вступления в силу поправок к закону о банкротстве, арбитражные суды в буквальном смысле наводнились требованиями о привлечении как фактических, так и номинальных руководителей обществ к личной материальной ответственности по непогашенным долгам обанкротившегося общества. Более того, практика привлечения к субсидиарной ответственности в буквальном смысле приобрела устойчивый рост, и уже далеко не единичны случаи, когда дело предприятия-банкрота порождает дело о личном банкротстве его бывшего директора или учредителя.

Какие же меры следует принимать контролирующему должника лицу, если зашла речь о его личной материальной ответственности по непогашенным обществом-банкротом долгам или, говоря юридическим языком, о привлечении лица к субсидиарной ответственности? Какой линии поведения и защиты интересов следует придерживаться, рассмотрим в настоящей публикации.

Первый и, пожалуй, главный по значимости момент — это чёткое понимание, что тактика избегания или игнорирования судебного процесса о привлечении к субсидиарной ответственности носит фатальный по последствиям характер. Обратимся к букве закона и разберем, чем же опасна пассивная позиция по делу и процессуальное игнорирование факта подачи заявления о привлечении к субсидиарной ответственности.

Согласно базовому принципу арбитражного процессуального закона каждая сторона обязана доказать те обстоятельства, на которые она ссылается. Иными словами, заявитель требования (арбитражный управляющий, конкурсный кредитор), должен указать в своем заявлении на предусмотренные законом основания для привлечения контролирующего должника лица к субсидиарной ответственности.

См. публикацию – Кто признается контролирующим должника лицом?

В тоже время, действующий закон обязывает привлекаемое к субсидиарной ответственности лицо представить отзыв и свои возражения относительно предъявляемых к нему требований (пункт 2 статьи 61.15 Закона о банкротстве). При рассмотрении судебного спора иной категории ответчик может проигнорировать требование о предоставлении отзыва, поскольку отсутствие правовой позиции хоть и влияет на вопрос отстаивания его интересов, но не снимает с истца обязанность документально доказать обоснованность своих требований. В вопросах привлечения к субсидиарной ответственности ситуация иная.

Если контролирующее должника лицо по неуважительным причинам не представляет свои возражения в отношении предъявляемых ему требований или отказывается дать пояснения по делу, либо сознательно предоставляет неполную информацию, суд, руководствуясь пунктом 4 статьи 61.15 Закона о банкротстве, полномочен возложить бремя доказывания отсутствия оснований для привлечения к ответственности на само привлекаемое к ответственности лицо, поскольку такое поведение участника процесса в судебной практике расценивается как недобросовестное. При смещении маятника бремени доказывания, арбитражному управляющему или конкурсному кредитору уже не требуется прилагать процессуальных усилий по обоснованию своих требований и представлять по делу соответствующие доказательства, а суд при принятии решения вправе воспринимать позицию молчания и/или противодействия как признание вины субсидиарным ответчиком.

Таким образом, сама конструкция норм закона предполагает, что генеральный директор, член правления, учредитель или иное контролирующее должника лицо просто не имеют права на пассивное поведение или игнорирование судебного процесса. Позиция молчания по делу – это фактически первый шаг к признанию виновного поведения, влекущего за собой привлечение к субсидиарной ответственности по долгам предприятия-банкрота.

Кроме того, необходимость избрания активной процессуальной позиции по делу диктуется положением о том, что для постановки вопроса о привлечении к субсидиарной ответственности заявителю достаточно представить лишь косвенные доказательства наличия у привлекаемого к ответственности лица статуса контролирующего должника и указания на невозможность погашения требований кредиторов вследствие его (лица) действий или бездействия. После представления заявителем суду соответствующих ориентирующих сведений (например, в виде выписки из ЕГРЮЛ и копии устава общества) бремя опровержения оснований привлечения к субсидиарной ответственности также возлагается на субсидиарного ответчика. Иными словами, привлекаемый директор, учредитель для защиты своих интересов будет обязан сам документально обосновывать перед судом отсутствие вины в действиях или бездействии, на которые ссылается заявитель. Игнорирование данной процессуальной обязанности безусловно повлечет для контролирующего должника лица негативные последствия.

субсидиарная ответственность генерального директора при банкротстве

В настоящий момент закон сконструирован таким образом, что в подавляющем большинстве случаев вина руководителя, учредителя, иного контролирующего должника лица в наступлении банкротства общества презюмируется, то есть предполагается по умолчанию.

Действующий закон устанавливает, что контролирующее должника лицо изначально несёт ответственность за: (приведенный перечень не является исчерпывающим)

  • совершение или одобрение сделок, которыми причинен вред интересам кредиторов (на практике к их числу заявителями относят практически все сделки за исключением платежей в бюджет);
  • отсутствие документов бухгалтерского учета, приводящее к невозможности установления имущества должника в целях его реализации в пользу кредиторов.

Если директор, учредитель, иное контролирующее лицо не дали пояснений по данным вопросам, не доказали отсутствие вины, они подлежат привлечению к субсидиарной ответственности лишь на основании указания на перечисленные действия без исследования вопроса вины.

Еще раз отметим, что привлекаемое к ответственности лицо должно само доказать отсутствие вины в своих действиях или бездействии. Пассивная позиция или позиция молчания — это подтверждение правоты заявителей.

Рассмотрим возможные стратегии защиты личных интересов руководителя от привлечения к субсидиарной ответственности.

Самым распространенным основанием привлечения к ответственности является факт не передачи арбитражному управляющему бухгалтерской документации общества после введения процедуры банкротства. Данное бездействие руководителя истолковывается как сознательное препятствие в установлении имущества организации, его ликвидных активов, за счет которых возможно удовлетворение требований конкурсных кредиторов.

Одно дело, когда директор осознано пошел на уничтожение документации общества с целью скрыть имущество, иное – когда передача невозможна по независящим от него причинам, а закон обязывает это сделать.

Объективно, документация могла быть утрачена по независящим от директора причинам: потеря при переезде компании, затопление помещения, пожар, изъятие правоохранительными органами, кража, стихийные бедствия и т.п. В перечисленных случаях директору важно проявить правовую добросовестность, предоставив подробную информацию об обстоятельствах утраты документации, причинах произошедшего, о предполагаемом или возможном месте её нахождения. Помимо устных пояснений руководителю рекомендуется предоставить все имеющиеся документы, подтверждающие его позицию: акт утраты, гибели, справку из МЧС о пожаре, копию протоколов обыска, изъятия и т.п.

В тоже время даже перечисленные меры не снимают всех вопросов к генеральному директору. Во исполнение законодательства о бухучете руководитель общества в случае утраты документации обязан принять меры к её восстановлению: запросить сведения в налоговом органе, пенсионном фонде, органах статистики, банковских учреждениях, восстановить сохранившуюся информацию с электронных носителей, запросить копии документов от контрагентов и т.д.

Только выполнение полного комплекса названных мер в условиях презюмирования вины позволит суду сделать вывод об отсутствии вины в не предоставлении бухгалтерской документации, освободив руководителя от субсидиарной ответственности по его непогашенным долгам.

Услуги Бюро: Адвокат по субсидиарной ответственности.

Второе наиболее распространенное в судебной практике основание привлечения к субсидиарной ответственности, которое затрагивает интересы как членов исполнительного органа юридического лица, так и интересы учредителей общества, – заключение и/или одобрение сделок, причинивших существенный вред кредиторам общества.

Обратим внимание, что закон предполагает использование данного основания только при условии причинения существенного вреда, то есть сделка или сделки должны носить значительный характер применительно к масштабам деятельности общества и быть при этом убыточными для общества. К числу таких сделок судебная практика относит сделки, существенно отличающиеся по своим условиям от рыночных. Например, сильно заниженная стоимость проданного обществом имущества; сделки, повлекшие за собой последствия в виде утраты основного источника коммерческого дохода (продажа недвижимого имущества, от сдачи которого в аренду общество получало значительную часть своего дохода).

Поскольку подобные сделки, как правило, являются крупными для общества, что предполагает под собой проведение процедуры их корпоративного одобрения, в круг лиц, попадающих под субсидиарную ответственность, заявителями включаются учредители общества, его акционеры, лица, входящие в состав коллегиального правления обществом, поскольку именно они уставными положениями уполномочены на одобрение соответствующих решений.

Опять же в силу конструкции закона заявителю для привлечения субсидиарных ответчиков к ответственности достаточно указать в суде, что сделкой им был причинен вред, и что контролирующие лица не могли не осознавать этого. Более того, закон даже не предполагает обязанности для заявителя в судебном порядке доказывать недействительность указанной сделки, заявитель может ограничится лишь общим указанием на не рыночный характер цены по заключенному договору.

Перспективными линиями защиты при вышеуказанных обвинениях представляются следующие действия.

Субсидиарный ответчик может представить суду доказательства, что заключенная сделка не причинила существенного вреда и не повлекла за собой доведение общества до банкротства. Безусловно, подобная линия защиты должна иметь под собой экономическое обоснование. Экспертное заключение, подтверждающее сохранение финансовой устойчивости общества после совершения сделки и указывающее на иные повлекшие банкротство экономические факторы, с высокой долей вероятности будет признано надлежащим доказательством отсутствия вины со стороны руководителя или учредителя.

Субсидиарный ответчик может обосновать свои действия по отчуждению имущества наличием внешних обстоятельств, и даже напротив, обосновать необходимость совершения оспариваемой сделки в интересах кредиторов. Например, продажа основного актива общества в виде сдаваемой в аренду коммерческой недвижимости может быть обоснована резким оттоком арендаторов в совокупности с ростом расходов на содержание торгового объекта, то есть отрицательной ликвидностью недвижимого объекта для общества. Отчуждение такого объекта недвижимости даже по цене ниже рыночной представляется как действие, совершенное в интересах кредиторов, а не с прямо противоположной – причинение существенного вреда кредиторам.

Приведенные линии защиты далеко не единичны. Каждая ситуация по-своему уникальна и каждое принимаемое решение должно иметь своё индивидуальное обоснование. Как неоднократно отмечалось в настоящей публикации, бездействие субсидиарного ответчика в понимании закона – признание вины.  Важно помнить, что только подробное, в том числе документальное, обоснование имевших место событий в совокупности с грамотным оперированием законом позволит директору, учредителю, топ-менеджеру и иному руководителю предотвратить возложение на него личной материальной ответственности за непогашенные долги общества-банкрота.

Адвокат Павел Домкин.

С 28 июня 2017 года долги компании можно взыскать с ее контролирующих лиц, например с генерального директора или учредителей. Это правило применяется, даже если компания исключена из ЕГРЮЛ. 

!Важное обновление!  

После внесения в ЕГРЮЛ сведений о прекращении деятельности юрлица его учредитель не вправе получить оставшееся имущество до завершения расчетов с кредиторами

Документ: «Обзор судебной практики применения законодательства о юридических лицах (глава 4 Гражданского кодекса Российской Федерации)» (утв. Президиумом Арбитражного суда Северо-Кавказского округа 06.07.2018)

Разбираемся детально со стороны Учредителя и со стороны Кредитора:

!Важное обновление!  Подробнее …

Верховный суд РФ указал, что если руководитель компании создал ситуацию, когда ФНС не могла взыскать задолженность, что привело к возбуждению дела о банкротстве, то он не вправе уклоняться от ответственности. 

!Важное обновление!  Подробнее …

Открылась судебная практика по взысканию недоимок по налогам с генерального директора. 

  1. Ответственность в случае банкротства (Изучаем)
  2. Судебная практика по взысканию долгов с учредителя ООО (Изучаем)
  3. Взыскать с директора деньги или завести на него дело (Изучаем)
  4. Что необходимо сделать директору, чтобы уйти от ответственности (Обновляется ...)
  5. В какие сроки нужно успеть (Обновляется)
  6. Последние новости (Подробнее)

Изучив данную информацию, у Вас наверняка возникнут вопросы и сомнения в дальнейшей экономической безопасности Генерального директора (Директора), поскольку, вопрос весьма серьезный и пока не упущено время неизбежного взыскания долгов за счет Вашего имущества, воспользуйтесь нашей письменной консультацией — мы детально изучим Вашу ситуацию, ответим на все Ваши вопросы и аргументируем реальность опасений, предложим варианты решения.

Заявка на письменную консультацию: 

Любой контрагент в какой-то момент может перестать исполнять свои обязательства. Первая реакция на это — попытки договориться. Потом юрист направляет претензию, которая часто остается без ответа. В итоге выясняется, что контрагент уже ликвидирован или компания не имеет денежных средств на счетах. Юрист вынужден оспаривать ликвидацию и пытаться взыскать долги с контролирующих лиц (ст. 10 Федерального закона от 26.10.02 № 127-ФЗ). До недавнего времени привлечь к ответственности контролирующих лиц можно было только в деле о банкротстве, но из-за ликвидации должника суды прекращали дело.

В конце 2016 года был принят Федеральный закон от 28.12.16 № 488-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации». Поправки вступают в силу с 28 июня 2017 года. Они упростили споры по долгам с контролирующими лицами. 

Рассмотрим подробнее.

При выборе организационно-правовой формы (ИП или ООО) главным доводом в пользу регистрации общества часто становится ограниченная ответственность юридического лица. В этом Россия отличается от других стран, где компанию создают ради партнёрства, а не из-за ухода от финансовых рисков. Около 70% российских коммерческих организаций созданы единственным учредителем, он же, в большинстве случаев, сам руководит бизнесом.

Множество фирм толком не функционируют, не зарабатывая даже на оклад директору и не отличаясь по доходности от фрилансера, который оказывает услуги в свободное от наёмной работы время. Тем не менее, юридические лица в России регистрируют так же часто, как ИП.

Для начала узнаем, откуда исходит уверенность в том, что вести предпринимательскую деятельность в форме ООО финансово безопасно? Статья 56 Гражданского кодекса РФ гласит, что учредитель (участник) не отвечает по обязательствам организации, а организация не отвечает по его долгам.

Именно поэтому на вопрос: «Какую ответственность несёт учредитель ООО?» большинство отвечает – только в пределах доли в уставном капитале.

Действительно, если компания платёжеспособна и вовремя рассчитывается перед государством, работниками и партнёрами, то нельзя привлечь собственника к оплате счетов фирмы. Созданная организация выступает в гражданском обороте как самостоятельное лицо, и сама отвечает по собственным обязательствам. В результате создаётся ложное впечатление полного отсутствия ответственности собственника ООО перед кредиторами и бюджетом.

Однако ограниченная ответственность общества действует, только пока существует само юридическое лицо. А вот если ООО признаётся банкротом, то участников могут привлечь к дополнительной или субсидиарной ответственности. Правда, надо доказать, что к финансовой катастрофе компании привели именно действия участников, но ведь кредиторы, желающие вернуть свои деньги, приложат для этого все усилия.

Статья 3 закона от 08.02.1998 № 14-ФЗ: «В случае несостоятельности (банкротства) общества по вине его участников на указанных лиц в случае недостаточности имущества общества может быть возложена субсидиарная ответственность по его обязательствам».

Субсидиарная ответственность не ограничена размером уставного капитала, а равна размеру долга перед кредиторами. То есть, если фирма-банкрот должна миллион, то его и взыщут с учредителя ООО в полном размере, несмотря на то, что в уставный капитал он внёс только 10 000 рублей.

Таким образом, понятие ограниченной ответственности в пределах уставного капитала имеет отношение только к организации. А участник может быть привлечен к неограниченной субсидиарной ответственности, что в финансовом смысле уравнивает его с индивидуальным предпринимателем.

Руководитель и учредитель в одном лице

Субсидиарная ответственность учредителя и директора ООО по обязательствам юридического лица имеет свои особенности. В ситуации, когда организацией управляет наёмный генеральный директор, какая-то доля финансовых рисков переходит на него. Согласно статье 44 закона «Об ООО» руководитель в ответе перед обществом за убытки, причинённые его виновными действиями или бездействием.

Ответственность директора ООО по долгам возникает, если имеются такие признаки виновных действий или бездействия:

  • совершение сделки в ущерб интересам управляемого им предприятия, исходя из личного интереса;
  • сокрытие информации о деталях сделки или неполучение одобрения участников, когда такая необходимость есть;
  • непринятие мер для получения информации, имеющей значение для сделки (например, не проверена добросовестность контрагента или не выяснены сведения о лицензировании деятельности подрядчика, если характер работ требует это);
  • принятие решений о сделке без учёта известной ему информации;
  • подделка, утрата, хищение документов общества и др.

В таких ситуациях участник вправе подать в отношении руководителя иск о возмещении причинённого ущерба. Если же директор докажет, что в процессе работы был ограничен распоряжениями или требованиями собственника, в результате чего бизнес стал убыточным, то ответственность с него снимается.

А как быть, если управляющим фирмой выступает собственник? Сослаться в таком случае на недобросовестного наёмного руководителя не получится. Наличие непогашенных задолженностей обязывает единоличный исполнительный орган принять все меры к их погашению, даже если владелец единственный, и на первый взгляд, ничьи интересы своими действиями не ущемляет.

Показательно в этом смысле определение Арбитражного суда Еврейской автономной области от 22.07.2014 г. по делу № А16-1209/2013, по которому с директора-учредителя взыскано 4,5 миллиона рублей. Имея фирму, которая много лет занималась тепло- и водоснабжением, в конкурсе на право аренды объектов коммунальной инфраструктуры он заявил новую компанию с тем же названием. В результате прежнее юрлицо осталось без возможности оказывать услуги, поэтому не погасило сумму ранее полученного займа. Суд признал, что неплатёжеспособность вызвана действиями владельца и обязал выплатить заём из личных средств.

Процедура привлечения к ответственности

С какого момента наступает ответственность учредителя за деятельность ООО? Как мы уже говорили выше, это возможно только в процессе банкротства юридического лица. Если организация просто прекращает свое существование, честно расплатившись со всеми кредиторами в процессе ликвидации, то никаких претензий к собственнику быть не может.

На защите интересов бюджета и других кредиторов стоит закон от 26.10.02 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)», положения которого действуют и в 2017 году. В нём подробно приводится процедура проведения банкротства и привлечения к ответственности руководителей и собственников компании, а также лиц, контролирующих должника.

Под последними подразумеваются лица, которые хоть и не являются формально собственниками, но имели возможность давать указания руководителю или участникам компании действовать определённым образом. Например, одна из самых впечатляющих сумм по делу о привлечении к субсидиарной ответственности (6,4 миллиарда рублей) взыскана как раз с контролирующего должника лица, который не входил в состав фирмы и формально не руководил ею (Постановление 17-го арбитражного апелляционного суда по делу № А60-1260/2009).

Подать заявление о признании юридического лица должником должен руководитель, но если он этого не сделает, то право начать процедуру банкротства имеют работники, контрагенты, налоговые органы. При этом сторона, подавшая иск, назначает выбранного арбитражного управляющего, а это имеет особое значение в привлечении владельца к обязательствам ООО.

Кроме того, для увеличения конкурсной массы истец вправе оспорить сделки, совершённые в течение года до принятия заявления о признании должника банкротом. В случае, когда сделка совершена по ценам ниже рыночных, срок оспаривания увеличивается до трёх лет.

В процессе рассмотрения дела о несостоятельности к судебным разбирательствам привлекаются директор, владелец бизнеса, выгодополучатель. Если суд признает связь между действиями этих лиц и неплатёжеспособностью, то взыскание в размере требований истца налагается на личное имущество.

Какие можно сделать выводы из всего сказанного:

Ответственность участника не ограничивается размером доли в уставном капитале, а может быть неограниченной, и погашаться за счет личного имущества. Учреждать ООО только чтобы избежать финансовых рисков, нет особого смысла.

Если предприятием руководит наёмный управляющий, предусмотрите такой порядок внутренней отчётности, который позволяет иметь полную картину состояния дел в бизнесе.

Бухгалтерская отчётность должна находиться под строгим контролем, утрата или искажение документов – фактор особого риска, указывающий на намеренное банкротство.

Кредиторы вправе требовать взыскания долгов с самого собственника, если юридическое лицо находится в процессе банкротства и не в состоянии отвечать по своим обязательствам.

Привлечь владельца предприятия к выплате задолженностей по бизнесу сложнее, чем индивидуального предпринимателя, однако с 2009 года количество таких дел исчисляется тысячами.
Кредиторы должны доказать связь между финансовой несостоятельностью общества и действиями бездействием участника, но в некоторых ситуациях действует презумпция его вины, т.е. доказывание не требуется.

Вывод активов из фирмы накануне банкротства – это существенный риск привлечения к уголовной ответственности.

Процедуру банкротства лучше инициировать не затягивая во времени.

В 2017 году участились случаи взыскание с дольщика долгов общества.

Возможность взыскать с собственника долг, превышающий имущество ООО и его уставной капитал, возникает как мы уже отметили при банкротстве общества.

В данной ситуации вступает в силу понятие субсидиарной ответственности, а именно дополнительных обязательств руководителя, который несет ответственность по долгам организации-должника в законодательно установленном порядке.

Возможность погашения обязательств ООО за счет личных средств дольщика предусмотрена Законом «О несостоятельности (банкротстве)» от 26.10.2002 N 127-ФЗ .

Согласно изменениям к Закону от 05.06.2009, кредиторы могут привлечь к материальной ответственности учредителя общества, а также высших должностных лиц организации (руководителя, главного бухгалтера, управляющего и прочих).

Это возможно, если при банкротстве ООО имело место одно из следующих обстоятельств:

  • учредителем было принято решение, касающееся деятельности общества, выполнение которого принесло убытки контрагентам и кредиторам;

  • учредитель утвердил решение, реализация которого повлияла на банкротство организации;

  • учредителем (директором, бухгалтером) не были обеспечены соответствующее ведение и сохранность налоговой отчетности и бухгалтерской документации;

  • руководство общества (учредитель, директор) не подало в арбитражный суд заявление о признании собственной финансовой несостоятельности, при условии наличии всех соответствующих для этого обстоятельств.

Если одно из вышеописанных условий имело место быть, кредитор или любое другое заинтересованное лицо имеет право требовать погашения долгов ООО за счет личных средств учредителя.

Для этого необходимо подать в суд исковое заявления, к которому приложить все имеющиеся документальные доказательства вины собственника.

Если заявления направляется в рамках дела о банкротстве, то его рассматривает арбитражный суд.

Если же ООО официально признано банкротом, а истцом является кредитор, то решение о взыскании долга рассматривает суд общею юрисдикции. В последнем случае ответчиком выступает непосредственно учредитель как физическое лицо.

По факту исполнения судебного производства выносится решение, были ли действия учредителя виновно совершенными или нет. При доказанности вины суд обязует ответчика удовлетворить материальные требования кредиторов и контрагентов за счет личных средств, при их недостаточности – собственным имуществом.

Законодательством предусмотрена уголовная ответственность учредителя (учредителей) за неправомерные действия в отношении деятельности Общества с ограниченной ответственностью.

В финансово-юридической практике 2016 года доказательство неправомерных действий учредителя было наиболее распространенным случаем, при котором собственник получил уголовное наказание.

К таким действиям можно отнести:

  • сокрытие имущества общества и фальсификация информации о его стоимости;
  • незаконное распоряжение собственностью организации;
  • неправомерное погашение материальных требований кредиторов;
  • финансово неадекватное удовлетворение имущественных требований от должников.

Собственнику грозит тюремное заключение в случае причинение по его вине убытков обществу на сумму более 250 тысяч рублей.

Статья 179 Уголовного кодекса РФ предусматривает привлечение учредителя к уголовному наказанию, если его действия содержали принуждение к заключению сделки (или отказу), что впоследствии прямо или косвенно повлияло на причинении убытков организации.

Не стоит забывать об общепринятых законодательных нормах, нарушение которых влечет за собой уголовное наказание не только дольщика, но и высших должностных лиц организации. Так уголовная ответственность наступает в случае, если учредитель инициировал или совершал действия, которые привели к:

  • уклонению от уплаты предприятием общегосударственных налогов и сборов;
  • злоупотреблению при эмиссии собственных ценных бумаг организации;
  • незаконному перечислению средств в иностранной валюте и, как следствие, уклонению от уплаты таможенных сборов.

Привлечение дольщика к уголовной ответственности осуществляется в рамках искового производства. Инициатором подачи заявления может выступать кредиторы и контрагенты.

Если заявителем о возмещение убытков выступает непосредственно общество, то его интересы в суде представляет управляющий, прошедший процедуру конкурсного отбора. В случае, когда общество официально признано банкротом, то от его имени выступает конкурсный кредитор.

Руководитель и учредитель в одном лице

Субсидиарная ответственность учредителя и директора ООО по обязательствам юридического лица имеет свои особенности. В ситуации, когда организацией управляет наёмный генеральный директор, какая-то доля финансовых рисков переходит на него. Согласно статье 44 закона «Об ООО» руководитель в ответе перед обществом за убытки, причинённые его виновными действиями или бездействием.

Ответственность директора ООО по долгам возникает, если имеются такие признаки виновных действий или бездействия:

  • совершение сделки в ущерб интересам управляемого им предприятия, исходя из личного интереса;
  • сокрытие информации о деталях сделки или неполучение одобрения участников, когда такая необходимость есть;
  • непринятие мер для получения информации, имеющей значение для сделки (например, не проверена добросовестность контрагента или не выяснены сведения о лицензировании деятельности подрядчика, если характер работ требует это);
  • принятие решений о сделке без учёта известной ему информации;
  • подделка, утрата, хищение документов общества и др.

В таких ситуациях участник вправе подать в отношении руководителя иск о возмещении причинённого ущерба. Если же директор докажет, что в процессе работы был ограничен распоряжениями или требованиями собственника, в результате чего бизнес стал убыточным, то ответственность с него снимается.

А как быть, если управляющим фирмой выступает собственник? Сослаться в таком случае на недобросовестного наёмного руководителя не получится. Наличие непогашенных задолженностей обязывает единоличный исполнительный орган принять все меры к их погашению, даже если владелец единственный, и на первый взгляд, ничьи интересы своими действиями не ущемляет.

Подать заявление о признании юридического лица должником должен руководитель, но если он этого не сделает, то право начать процедуру банкротства имеют работники, контрагенты, налоговые органы. При этом сторона, подавшая иск, назначает выбранного арбитражного управляющего, а это имеет особое значение в привлечении владельца к обязательствам ООО.

Кроме того, для увеличения конкурсной массы истец вправе оспорить сделки, совершённые в течение года до принятия заявления о признании должника банкротом. В случае, когда сделка совершена по ценам ниже рыночных, срок оспаривания увеличивается до трёх лет.

В процессе рассмотрения дела о несостоятельности к судебным разбирательствам привлекаются директор, владелец бизнеса, выгодополучатель. Если суд признает связь между действиями этих лиц и неплатёжеспособностью, то взыскание в размере требований истца налагается на личное имущество.

В современной России преднамеренное банкротство, равным образом как и фиктивное банкротство, является одним из наиболее распространенных способов уклонения от выполнения долговых обязательств. Под несостоятельностью, или банкротством, в отечественном законодательстве понимается «признанная арбитражным судом неспособность должника в полном объеме удовлетворить требования кредиторов по денежным обязательствам и (или) исполнить обязанность по уплате обязательных платежей».

К способам совершения преднамеренного банкротства относятся: заключение сделок на заведомо невыгодных для должника условиях, отчуждение имущества должника, которое не сопровождается адекватным денежным или материальным возмещением. Если банкротство носит умышленный характер, то возникают обстоятельства, позволяющие квалифицировать его как преднамеренное банкротство, являющееся в соответствии с законодательством Российской Федерации противоправным деянием. Исследователи отмечают высокую общественную опасность преднамеренного банкротства. Многие случаи преднамеренного банкротства не приводят к уголовной ответственности лиц, являющихся его инициаторами и организаторами, и не влекут за собой никаких последствий, что значительно повышает общественную опасность данного деяния. Существование многочисленных фирм-однодневок, распространение коррупционных и мошеннических схем является серьезной проблемой современного российского бизнеса, и именно для ее решения законодателем назначены различные виды ответственности за преднамеренное банкротство.

В российском законодательстве предусмотрена уголовная ответственность за преднамеренное банкротство в соответствии со ст. 196 Уголовного кодекса Российской Федерации. Согласно данной статье преднамеренное банкротство, понимаемое как совершение руководителем или учредителем (участником) юридического лица или гражданином, в том числе и индивидуальным предпринимателем, действий или бездействия, повлекших заведомую неспособность удовлетворения требований кредиторов или исполнения обязательств по уплате обязательных платежей, в том случае, если оно привлекло крупный ущерб, влечет за собой уголовную ответственность. В ст. 196 УК РФ предусмотрены следующие виды наказания за преднамеренное банкротство: штраф в размере от двухсот тысяч до пятисот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от 1 года до 3 лет; принудительные работы на срок до 5 лет; лишение свободы на срок до 6 лет со штрафом в размере до двухсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного на период до 18 месяцев либо без такового.

Таким образом, преднамеренное банкротство представляет собой умышленное преступление материальной направленности, которое может считаться завершенным в том случае, если в результате преступления был причинен крупный ущерб. Тогда для субъекта преступления наступает уголовная ответственность в соответствии с российским законодательством. Как свидетельствует анализ судебной практики, по ст. 196 УК РФ приговаривают к штрафам, однако пропорционально размеру ущерба, а также другим сопутствующим факторам возрастает и жесткость наказания.

Например, в 2017 г. в Воркуте на 2,5 года лишения свободы в колонии общего режима был осужден предприниматель, выводивший средства на другие счета и причинивший ущерб государству в размере 15,8 млн рублей. В случае, если действия субъекта по преднамеренному банкротству не повлекли за собой крупного ущерба, может наступить административная ответственность. Административная ответственность за преднамеренное банкротство предусмотрена в соответствии с п. 2 ст. 14.12 Кодекса об административных правонарушениях Российской Федерации «Фиктивное или преднамеренное банкротство».

Если действия или бездействие виновного лица (виновных лиц) не содержат состава уголовного преступления, то за преднамеренное банкротство полагается наложение административного штрафа: на физических лиц – в размере от одной тысячи до трех тысяч рублей; на должностных лиц – от пяти тысяч до десяти тысяч рублей, также возможна дисквалификация на срок от одного года до трех лет. Главная проблема привлечения виновных лиц к ответственности за преднамеренное банкротство заключается в сложной доказуемости состава преступления. Усугубляет ситуацию, как отмечает В.Н. Жадан, отсутствие детально проработанной методики, позволяющей выявить основные признаки преднамеренного банкротства. Это серьезно усложняет квалификацию преступлений по ст. 196 УК РФ.

Также нельзя не отметить и то, что в действующем законодательстве в качестве субъекта преступления не указываются другие ответственные лица – заместители руководителя организации, главные бухгалтеры, члены временной администрации, члены советов директоров, конкурсные управляющие и т. д., которые также могут быть причастны к организации преднамеренного банкротства. Сложно не согласиться с мнением М.А. Зинковского, который считает серьезным недостатком ст. 196 УК РФ отсутствие четкого и однозначного определения преднамеренного банкротства. Это обстоятельство также значительно усложняет возможность привлечения к уголовной ответственности за преднамеренное банкротство. С нашей точки зрения, одной из главных причин сложности применения ст. 196 УК РФ «Преднамеренное банкротство» является весьма неоднозначное понятие «крупного ущерба» применительно к процедуре банкротства.

Еще один фактор, оказывающий существенное влияние на применение ст. 196 УК РФ «Преднамеренное банкротство» на практике, заключается в недостаточном уровне профессиональной подготовки специалистов правоохранительных органов, расследующих дела о преднамеренном банкротстве. Для успешного расследования таких дел необходимо обладать серьезными знаниями на стыке юриспруденции и экономических дисциплин, однако найти сотрудников с подобным уровнем подготовки не столь просто.

Таким образом, к основным мерам, необходимым для повышения эффективности ответственности за преднамеренное банкротство, можно отнести: детальную разработку определения преднамеренного банкротства; уточнение критериев, позволяющих привлечь к уголовной ответственности за преднамеренное банкротство; более четкое разграничение признаков, влекущих за собой уголовную и административную ответственность за преднамеренное банкротство; расширение субъектного состава лиц, которых можно привлечь к ответственности за преднамеренное банкротство, за счет включения в него заместителей руководителей, членов советов директоров, главных бухгалтеров, конкурсных управляющих и иных лиц, способных организовать преднамеренное банкротство; повышение квалификации сотрудников следственных подразделений правоохранительных органов, расследующих дела о преднамеренном банкротстве. 

В последнее время все чаще в судебной практике встречаются случаи привлечения бывших руководителей компаний-банкротов к субсидиарной ответственности на основании пункта 2 статьи 10 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)», а именно за неисполнение обязанности по обращению в арбитражный суд с заявлением о признании должника банкротом.

В соответствии с пунктом 1 статьи 9 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)», руководитель должника обязан обратиться в арбитражный суд с заявлением о признании компании банкротом в следующем ряде случаев:

• если удовлетворение требований одного кредитора или нескольких кредиторов приводит к невозможности исполнения должником денежных обязательств, обязанности по уплате обязательных платежей и (или) иных платежей в полном объеме перед другими кредиторами;

• если уполномоченным органом должника принято решение об обращении в арбитражный суд с заявлением должника;

• если обращение взыскания на имущество должника существенно осложнит или сделает невозможной хозяйственную деятельность должника;

• если должник отвечает признакам неплатежеспособности и (или) признакам недостаточности имущества и в иных предусмотренных названным Законом случаях.

Согласно статье 2 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» под недостаточностью имущества следует понимать превышение размера денежных обязательств и обязанностей по уплате обязательных платежей должника над стоимостью имущества (активов) должника. Под неплатежеспособностью — прекращение исполнения должником части денежных обязательств или обязанностей по уплате обязательных платежей, вызванное недостаточностью денежных средств. При этом недостаточность денежных средств предполагается, если не доказано иное. Пунктом 2 статьи 9 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» предусмотрено, что заявление должника должно быть направлено в арбитражный суд в случаях, предусмотренных пунктом 1 указанной статьи, в кратчайший срок, но не позднее чем через месяц с даты возникновения соответствующих обстоятельств.

В соответствии с пунктом 2 статьи 10 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» нарушение обязанности по подаче заявления должника в арбитражный суд в случаях и в срок, которые установлены статьей 9 названного Закона, влечет за собой субсидиарную ответственность лиц, на которых ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» возложена обязанность по принятию решения о подаче заявления должника в арбитражный суд и подаче такого заявления, по обязательствам должника, возникшим после истечения срока, предусмотренного пунктами 2 и 3 статьи 9 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)».

Из приведенных правовых норм следует, что возможность привлечения лиц, названных в пункте 2 статьи 10 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)», к субсидиарной ответственности возникает при наличии совокупности следующих обстоятельств: — возникновение одного из перечисленных в пункте 1 статьи 9 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» обстоятельств; — неподача указанными в пункте 2 статьи 10 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» лицами заявления о банкротстве должника в течение 1 месяца с даты возникновения соответствующего обстоятельства; — наличие надлежащего субъекта ответственности, которым может быть директор, генеральный директор, а также ликвидатор либо председатель ликвидационной комиссии, то есть лица, на которых ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» возложена обязанность по обращению в суд с заявлением о банкротстве; — возникновение обязательств у должника, по которым указанные лица привлекаются к субсидиарной ответственности, после истечения срока, предоставленного для исполнения обязанности по обращению в суд; — винасубъектаответственностивнеподаче заявленияобанкротстве должника.

Для применения субсидиарной ответственности по основаниям, предусмотренным пунктом 2 статьи 10 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)», заявитель обязан обосновать, по какому именно обстоятельству, предусмотренному пунктом 1 статьи 9, должник должен был обратиться в суд, а также когда именно он обязан был обратиться с заявлением, поскольку субсидиарная ответственность руководителей должника — юридического лица или членов ликвидационной комиссии (ликвидаторов), предусмотренная названной статьей, возможна лишь по обязательствам, которые возникли после истечения срока на подачу заявления в арбитражный суд о банкротстве должника.

В качестве примера негативной практики для руководителей компаний можно привести дело о банкротстве ООО «ЗЖБиК-Волгограднефтегазстрой» № А12-23546/2009, возбужденное по заявлению ООО «Волгоградрегионгаз». В рамках обособленного спора по привлечению к субсидиарной ответственности контролирующих лиц должника суд установил следующее. Из бухгалтерского баланса от 31.12.2008 года следует, что должник отвечал признакамнеплатежеспособности и недостаточности имущества, активыдолжника не позволяли исполнить обязанность по погашению кредиторской задолженности в полном объеме. Отсюда следует, что руководитель должника должен был обратиться в арбитражный суд с заявлением о признании должника банкротом не позднее 31.01.2009 года.

После 31.01.2009 года у должника возникли обязательства перед кредиторами на общую сумму 4 645 326, 47 рубля. Кроме того, суд установил вину руководителя должника в неисполнении обязанности, установленной пунктом 1 статьи 9 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)», поскольку директор обращался в адрес участника общества с уведомлениями о наличии признаков банкротства, что подтверждалось материалами дела. Арбитражный суд правомерно признал несостоятельным довод ответчика о том, что уставом общества, принятие решения об обращении в суд с заявлением о признании должника банкротом является прерогативой учредителя, так как ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)», который, разумеется, имеет преимущество над учредительным документом общества, устанавливает обязанность именно руководителя по обращению в суд. На основании вышеизложенного суд взыскал с бывшего руководителя должника 4 645 326, 47 рубля в порядке субсидиарной ответственности.

Напротив, вобособленномспоре, врамках дела№А31-7153/2012 позаявлению ООО «Автобаза ЖСК» о признании себя банкротом, суд отказал в удовлетворении заявления о привлечении к субсидиарной ответственности бывшего директора должника на основании следующего. Заявитель ФНС России ссылалась на наличие задолженности по налогам в размере 175 292 рублей, по сроку уплаты 31.03.2011 года.

По мнению уполномоченного органа, обязанность по обращению в суд с заявлениемдолжника опризнаниисебябанкротомвозникла 01.07.2011 года, соответственно, заявление должно было быть подано не позднее 01.08.2011 года. Оценив указанный довод, суд счел, что заявителем не было документально подтверждено, что именно 01.07.2011 года у руководителя должника возникла обязанность по обращению в арбитражный суд с заявлением о банкротстве. Само по себе наличие кредиторской задолженности в определенный момент не свидетельствует о наличии у руководителя такой обязанности, а бухгалтерская отчетность не была представлена в материалы дела. Таким образом, не установив всех обстоятельств, входящих в предмет доказывания, суд отказал в удовлетворении заявления о привлечении бывшего руководителя должника к субсидиарной ответственности.

Во многом результат рассмотрения заявления о привлечении к субсидиарной ответственности зависит оттого насколько процедура банкротства контролируема. Участие в обособленном споре арбитражного управляющего, поддерживающего позицию ответчика (как во втором примере), во многом способствует вынесению судом определения об отказе в привлечении к субсидиарной ответственности контролирующих должника лиц. Отсюда следует, что модель поведения, при которой руководитель компании при возникновении проблемной задолженности не предпринимает никаких действий и пускает ситуацию на самотек, совершенно непозволительна и недопустима. Одним из возможных негативных последствий такого бездействияможет стать обращение кредитора с заявлением о признании должника банкротом, утверждение кандидатуры арбитражного управляющего, предложенной кредитором- заявителем, в дальнейшем привлечение к субсидиарной ответственности руководителя должника и обращение взыскания на его личное имущество, а начиная с 01.07.2015 года будет возможно обращение кредитора с заявлением о признании бывшего руководителя должника банкротом.

Благоприятным и перспективным сценарием в случае возникновения признаков банкротства является обращение к специалистам, которые проанализируют сложившееся финансовое состояние компании и помогут инициировать контролируемое банкротство, при помощи которого можно не только минимизировать риски привлечения к субсидиарной ответственности, но и законно, максимально экономически выгодно избавиться от кредиторской задолженности.

Последние новости

Минюст предложил запретить учредителям участвовать в ликвидации юрлиц

Минюст разработал поправки в Гражданский кодекс, дополняющие положения о ликвидации юридических лиц. Об этом рассказал источник в финансово-экономическом блоке правительства. Сейчас законопроект проходит согласование с другими ведомствами.

Поправки вносят существенные изменения в ст. 61 ГК, описывающую ликвидацию компаний. Сейчас п.5 ст. 61 ГК оговаривает, что суд может обязать уполномоченный орган власти, учредителей и участников компании ликвидировать ее, если же решение суда не выполнят, то тогда ликвидировать компанию должен арбитражный управляющий.

Новая редакция этого пункта сразу обязывает арбитражного управляющего ликвидировать компанию без участия ее учредителей или участников. На ликвидацию отводится от шести до двенадцати месяцев. Суд сможет продлить этот срок еще на полгода.

Убытки граждан-дольщиков могут возложить не только на застройщиков, но и на тех, кто за ними стоит

В Госдуму внесен проект, который предполагает значительные изменения в регулировании долевого строительства. Одно из них предусматривает солидарную ответственность застройщика и лиц, которые могут определять его деятельность.

В качестве контролирующих лиц названы те, кто может давать указания единоличному исполнительному органу (генеральному директору, управляющей компании) или члену коллегиального органа управления застройщика. Этот перечень не является закрытым.

Отметим, в документе нет критериев, в соответствии с которыми можно было бы определить факт контроля. Если проект не изменят, то суды смогут устанавливать такой факт, даже если нет формальных признаков подконтрольности, например владения определенной долей в уставном капитале ООО. Такой подход встречался в судебной практике по делам о несостоятельности до того, как в Законе о банкротстве было определено, кто является контролирующим лицом.

Документ: Проект Федерального закона N322981-7

Признак недобросовестности

Многократное отклонение цены сделки от рыночного уровня может учитываться в рамках выездной и камеральной проверки в качестве одного из признаков получения необоснованной налоговой выгоды

Сообщается, в частности, что согласно пункту 1 статьи 105.17 НК РФ контроль соответствия цен, примененных в контролируемых сделках, рыночным ценам не может быть предметом выездных и камеральных проверок.

В случаях, не предусмотренных разделом V.I НК РФ, налоговые органы не вправе оспаривать цену товаров (работ, услуг), указанную сторонами сделки и учтенную при налогообложении в рамках выездных и камеральных проверок.

Однако многократное отклонение цены сделки от рыночного уровня может учитываться в рамках выездной и камеральной проверки в качестве одного из признаков получения необоснованной налоговой выгоды в совокупности и взаимосвязи с иными обстоятельствами, указывающими на несоответствие между оформлением сделки и содержанием финансово-хозяйственной операции.

Документ: Письмо ФНС России от 27.11.2017 N ЕД-4-13/23938

ФНС России представлен обзор правовых позиций по результатам рассмотрения споров, связанных с процедурами банкротства, за 3 квартал 2017 года

При признаках объективного банкротства должника и отсутствия доказательств выполнения руководителем должника экономически обоснованного плана выхода из кризиса руководитель должника не может быть освобожден от субсидиарной ответственности.
Конкурсный управляющий обратился в суд с заявлением о привлечении бывшего руководителя должника к субсидиарной ответственности на основании пункта 2 статьи 10 Закона о банкротстве.

Судебная практика по взысканию долгов с учредителя ООО

Как известно из ГК РФ и, например, Закона об ООО, руководитель обязан возместить компании убытки, причиненные его неразумным или недобросовестным поведением. Об этом говорил еще ВАС РФ и судебной практики на этот счет немало, но она продолжает пополнятся примерами «ошибок» руководства, которые ему дорого обходятся.

Так, АС Северо-Западного округа рассмотрел ситуацию, когда гендиректор ООО заключил с подрядчиком договор на разработку некоей концепции строительства ТЭЦ. Обошлась эта концепция в 20 млн руб., но, как выяснилось, была обществу абсолютно не нужна и не соответствовала проекту строительства, который на тот момент уже делал другой подрядчик. Кроме того, ООО оплатило работу до того, как она была сдана, а результат противоречил договоренностям. Привлечение бесполезного подрядчика суды расценили как недобросовестное поведение руководителя. Его не спасло даже то, что сделку одобрило общее собрание участников (это, кстати, распространенная практика).

Документ: Постановление АС Северо-Западного округа от 05.12.2017 по делу N А56-62473/2014

Удовлетворяя заявленные требования, суд первой инстанции в определении от 22.06.2016 по делу N А50-5458/2015 указал, что на 23.07.2010 должник обладал признаками банкротства и у его руководителя именно с этой даты возникла обязанность по обращению с заявлением о признании должника банкротом, чего сделано не было, что повлекло за собой увеличение кредиторской задолженности.

Постановлением Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 08.09.2016, оставленным без изменения постановлением суда округа от 29.11.2016, определение суда первой инстанции отменено, в удовлетворении заявленного требования отказано со ссылкой на то, что в силу сложившейся судебной практики в период, когда у бывшего руководителя должника возникла обязанность по обращению в арбитражный суд с заявлением о признании должника банкротом, наличие задолженности по страховым взносам на обязательное пенсионное страхование не являлось основанием для возбуждения дела о банкротстве.

Суды указали, что конкурсным управляющим не приведено доказательств, свидетельствующих о том, что по состоянию на 23.07.2010 должник, имея спорную задолженность по страховым взносам, прекратил исполнение денежных обязательств перед иными кредиторами ввиду недостаточности имущества (либо о том, что удовлетворение требований одного или нескольких кредиторов влекло невозможность исполнения должником денежных обязательств перед другими кредиторами), а также не осуществлял ведение хозяйственной деятельности. Доводы уполномоченного органа о ведении должником хозяйственной деятельности и погашении обязательства перед иными кредиторами в отсутствие исполнения обязанности перед бюджетом не были приняты во внимание.

Кроме того, суд округа дополнительно указал на то, что само по себе наличие у должника формальных признаков банкротства в любом случае не является достаточным свидетельством возникновения обязанности по обращению в суд с заявлением о банкротстве.

Отменяя судебные акты нижестоящих инстанций при рассмотрении кассационной жалобы уполномоченного органа и направляя спор на новое рассмотрение, Верховный Суд Российской Федерации в определении от 20.07.2017 N 309-ЭС17-1801 изложил следующие правовые позиции:
— если руководитель должника докажет, что само по себе возникновение признаков неплатежеспособности либо обстоятельств, названных в абзацах пятом, седьмом пункта 1 статьи 9 Закона о банкротстве, не свидетельствовало об объективном банкротстве (критическом моменте, в который должник из-за снижения стоимости чистых активов стал неспособен в полном объеме удовлетворить требования кредиторов, в том числе по уплате обязательных платежей) и руководитель, несмотря на временные финансовые затруднения, добросовестно рассчитывал на их преодоление в разумный срок, приложил максимальные усилия для достижения такого результата, выполняя экономически обоснованный план, такой руководитель с учетом общеправовых принципов юридической ответственности (в том числе предполагающих по общему правилу наличие вины) освобождается от субсидиарной ответственности на тот период, пока выполнение его плана являлось разумным;
— не является экономически обоснованным план выхода из кризиса, при котором за период с даты возникновения признаков банкротства по день введения первой процедуры банкротства задолженность перед бюджетом многократно возросла;
— для определения признаков неплатежеспособности или недостаточности имущества правовое значение имеет совокупный объем возникших долговых обязательств, а не их структура. При анализе финансового состояния должника из общего числа его обязательств не исключаются те обязательства, которые не позволяют кредитору инициировать процедуру банкротства. Таким образом, выводы суда апелляционной инстанции, исключившего задолженность перед внебюджетным фондом, ошибочны;
— применяемый должником метод ведения бизнеса: погашение задолженности по тем гражданским обязательствам, которые непосредственно относятся к производственному процессу и реализации продукции, и одновременно непринятие каких-либо мер к исполнению фискальных обязательств, — не отвечает принципу добросовестности. 

Взыскание налогов с Генерального директора

Конституционный суд признал правомерным взыскание с граждан, привлекавшихся к ответственности за налоговые преступления, неисполненной компанией налоговой недоимки.

Конституционный суд разрешил взыскивать непогашенную компанией недоимку по налогам с работников компании и иных лиц, чьи противоправные действия привели к непоступлению налогов в бюджет. Нельзя взыскивать лишь наложенные на компанию штрафы за неуплату налогов. При этом взыскать с физических лиц причиненный государству ущерб можно в случае, если сама компания недоимку не погасила и ликвидирована.

Такое ограничение не действует, если компания служит лишь «прикрытием» для действий контролирующего ее физического лица. Одновременно суд при определении размера возмещения вреда физическим лицом вправе учесть его имущественное положение, степень вины, характер уголовного наказания, а также иные существенные обстоятельства.

Источник: Постановление КС РФ от 08.12.2017 № 39-П

Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 21.12.2017 N 53 «О некоторых вопросах, связанных с привлечением контролирующих должника лиц к ответственности при банкротстве»

Привлечение контролирующих должника лиц к субсидиарной ответственности является исключительным механизмом восстановления нарушенных прав кредиторов в деле о банкротстве.

Верховным Судом подчеркивается, что при применении данного механизма судам необходимо учитывать как сущность конструкции юридического лица, предполагающей имущественную обособленность этого субъекта, его самостоятельную ответственность, наличие у участников корпораций, учредителей унитарных организаций, иных лиц, входящих в состав органов юридического лица, широкой свободы усмотрения при принятии и согласовании деловых решений, так и запрет на причинение ими вреда независимым участникам оборота посредством недобросовестного использования института юридического лица.

Постановление также содержит следующие выводы, в частности:

  • по общему правилу, необходимым условием отнесения лица к числу контролирующих должника является наличие у него фактической возможности давать должнику обязательные для исполнения указания или иным образом определять его действия;
  • осуществление фактического контроля над должником возможно вне зависимости от наличия или отсутствия формально-юридических признаков аффилированности (через родство или свойство с лицами, входящими в состав органов должника, прямое или опосредованное участие в капитале либо в управлении) — суд устанавливает степень вовлеченности лица, привлекаемого к субсидиарной ответственности, в процесс управления должником, проверяя, насколько значительным было его влияние на принятие существенных деловых решений относительно деятельности должника;
  • под действиями (бездействием) контролирующего лица, приведшими к невозможности погашения требований кредиторов следует понимать такие действия (бездействие), которые явились необходимой причиной банкротства должника, то есть те, без которых объективное банкротство не наступило бы (суд оценивает существенность влияния действий (бездействия) контролирующего лица на положение должника, проверяя наличие причинно-следственной связи между названными действиями (бездействием) и фактически наступившим объективным банкротством);
  • в случае противоправных действий нескольких руководителей, последовательно сменявших друг друга, связанных с ведением, хранением и восстановлением ими документации, презюмируется, что действий каждого из них было достаточно для доведения должника до объективного банкротства;
  • списание кредитором задолженности в рамках своей учетной политики, например списание уполномоченным органом задолженности должника по обязательным платежам в связи с его ликвидацией или исключением из государственного реестра, списание кредитной организацией безнадежной задолженности должника по ссудам, само по себе не является препятствием для последующей подачи заявления о привлечении лица, контролирующего должника, к ответственности по таким списанным обязательствам и не может служить единственным основанием для исключения списанной задолженности из общего размера ответственности контролирующего лица;
  • в заявлении о привлечении контролирующего должника лица к субсидиарной ответственности в том числе должны быть указаны обстоятельства, на которых основаны утверждения заявителя о наличии у ответчика статуса контролирующего лица, и подтверждающие их доказательства.

Верховный суд РФ указал, что если руководитель компании создал ситуацию, когда ФНС не могла взыскать задолженность, что привело к возбуждению дела о банкротстве, то он не вправе уклоняться от ответственности. 

Дело № 308-ЭС17-21222

Если лицо своими действиями создало ситуацию, в которой уполномоченный орган длительное время объективно был лишен возможности принять решение о взыскании задолженности за счет имущества общества, то оно не может уклоняться от субсидиарной ответственности в возникшем впоследствии деле о банкротстве.

В рамках дела о банкротстве общества ФНС России обратилась в суд с заявлением о привлечении к субсидиарной ответственности по обязательствам компании четверых ее бывших руководителей – А., К., Ч. и Я.

Суд первой инстанции солидарно взыскал с них в конкурсную массу должника более 1,26 млрд руб. Апелляция, констатировав отсутствие доказательств согласованности действий указанных лиц и установив, что в совокупности эти действия привели к банкротству, пришла к выводу о том, что руководители подлежат привлечению к субсидиарной ответственности в долях пропорционально размеру причиненного каждым из них вреда.

При этом суд установил, что необходимой причиной банкротства должника стали виновные действия бывших руководителей А., К. и Ч., выразившиеся в заключении мнимых сделок, искажении информации об обязательствах должника. В связи с этим апелляция отменила решение в части привлечения Я. к ответственности. 

Окружной суд в свою очередь освободил от ответственности К., указав, что его полномочия как руководителя общества прекратились более чем за 2 года до возбуждения производства по делу о банкротстве. Исходя из этого, суд округа счел, что К. ошибочно отнесен судами первой и апелляционной инстанций к числу контролирующих должника лиц и не является субъектом субсидиарной ответственности, предусмотренной п. 4 ст. 10 Закона о банкротстве. 

Не согласившись с решением кассации, ФНС России обратилась с жалобой в Верховный Суд, в которой просила оставить в силе постановление суда апелляционной инстанции. Изучив материалы дела, Судебная коллегия по экономическим спорам ВС РФ пришла к выводу, что жалоба подлежит удовлетворению.

Верховный Суд пояснил, что в период исполнения обязанностей К. по руководству обществом действовал абз. 34 ст. 2 Закона о банкротстве, согласно которому, если в ходе проверки выявлялся круг контролирующих организацию-должника лиц, которые могли быть привлечены к ответственности, охватывались только 2 года деятельности, непосредственно предшествовавшие дню возбуждения производства по делу о банкротстве подконтрольной им организации. А в абз. 2 п. 3 ст. 56 ГК РФ и п. 4 ст. 10 Закона о банкротстве содержалась норма о субсидиарной ответственности контролирующих организацию-должника лиц в ситуации, когда их действия стали необходимой причиной банкротства (в настоящее время аналогичное правило закреплено в п. 1 ст. 61.11 Закона о банкротстве). 

Коллегия отметила, что названный двухлетний срок направлен на исключение чрезмерной неопределенности в вопросе о правовом положении контролирующего лица в условиях, когда момент инициирования кредитором дела о банкротстве организации-должника значительно отдален по времени от момента, в который привлекаемое к ответственности лицо перестало осуществлять контроль. 

Как указал Суд, кассационная инстанция не приняла во внимание, что контролирующее лицо, своими активными действиями воспрепятствовавшее своевременному возбуждению производства по делу о несостоятельности и тем самым изменившее начало течения подозрительного периода в свою пользу, не может рассматриваться в качестве субъекта, имеющего правомерные ожидания оградиться от применения мер субсидиарной ответственности по мотиву позднего возбуждения производства по указанному делу.

Поэтому в ситуации, когда кредитор объективно не имел возможности инициировать возбуждение дела о банкротстве по обстоятельствам, зависящим от самого контролирующего лица, последнее не вправе ссылаться на прекращение контроля над организацией-банкротом за пределами названного двухлетнего срока как на основание освобождения от ответственности (ст. 10 ГК РФ). Соответствующие ссылки свидетельствуют о недобросовестной попытке использования контролирующим лицом приведенного положения закона о двухлетнем сроке вопреки его смыслу и предназначению.

При этом ВС указал, что основанием для возбуждения производства по делу о банкротстве общества явилась выявленная в ходе выездной налоговой проверки недоимка по обязательным платежам, установленная решением ФНС от 3 июня 2011 г. о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения. Суд подчеркнул, что 3 августа 2011 г. общество в период осуществления К. полномочий руководителя оспорило это решение в суде. Помимо этого, компания подала ходатайство о принятии обеспечительных мер в виде приостановления действия решения ФНС. Обеспечительные меры были приняты судом первой инстанции 8 августа 2011 г. и действовали до их отмены кассационной инстанцией 22 февраля 2012 г. Однако впоследствии, в рамках инициированного К. судебного процесса суд округа вновь принял обеспечительные меры в виде частичного приостановления действия решения налоговой инспекции.

Верховный Суд также пояснил, что окончательным судебным актом, которым требование общества о недействительности решения ФНС было отклонено, стало постановление апелляционного суда от 7 февраля 2014 г. При этом с заявлением о признании общества банкротом ФНС России обратилась 27 марта 2014 г.

ВС указал, что из содержания судебных актов по делу о признании решения ФНС недействительным и действовавших ранее правил о возможности возбуждения дела о банкротстве только на основании акта налогового органа, завершающего процесс принудительного исполнения, следует, что активными действиями К. была создана ситуация, при которой уполномоченный орган длительное время объективно был лишен возможности принять решение о взыскании задолженности за счет имущества общества, без которого налоговая инспекции не могла по независящим от нее обстоятельствам инициировать возбуждение процедуры банкротства должника. 

При этом возникшие препятствия существовали дольше периода времени, на который прекращение полномочий К. как руководителя отстоит по времени от начала двухлетнего периода, предшествующего дню возбуждению дела о банкротстве. Таким образом, ВС РФ отменил постановление кассационной инстанции, оставив в силе решение нижестоящего суда.

Следите за обновлениями …